Президентский портной

Последнее спокойное десятилетие перед великой катастрофой. Маленькое живописное закарпатское село Павлово, где верхушки вековых сосен целует ветер свободы, а могучие вершины Карпат навсегда вдыхают в душу раз познавших их всю силу мужественного созидания, хранимую тенями забытых предков. Благополучная семья инженера Грунфеля, и долгожданная радостная весть о рождении сына нареченного Максимилианом 9 августа 1928 года.

Налаженный мещанский быт, зачаровывающая красота природы… и Европа над пропастью – красная и коричневая недоимперии, самонадеянно решившие разделить мир пополам, ввергнув его в хаос. Самостоятельность Карпатской Украины и аннексия 1939 года выступавшей на стороне агрессоров Венгрией стали началом конца мирной жизни семьи Грунфелей.

1942 год. Освенцем. № А4406 на руке. Мудрое решение отца разделится в конечном итоге спасли 14-летнему Максимилиану жизнь (его родители, две сестры и прочие близкие родственники сгинули в застенках). И при этом бесценный опыт портняжного мастерства, который передали ему старые еврей в концлагере.

Оставаться в кровавой тоталитарной аннексировавшей Западную Украину стране советов для одаренного юноши не имело смысла. Серость и посредственность как главные лозунги оголевшего люмпена ставили под угрозу существование любого дарования. Поэтому в 1947-ом его новой родиной становится Америка. Балтимор, Нью-Йорк, новое имя Мартин Гринфилд и первая работа посыльного за 35 долларов в неделю в четырехэтажном здании швейной фабрики GGG Clothing на Верит-стрит, где работали 565 портных.

Талант, ответственность и педантичность в скором времени возвели Мартина на вершину фабричной иерархии, так что ни для кого не стало сюрпризом, что заказ на пошив костюма для Дуайта Эйзенхауэра доверили именно ему. Гринфилд останется портным 34-го президента США и после его инаугурации, причем в своем рвении сделать Америку лучше кравчий подкладывал в карманы новых костюмов Эйзенхауэра записки со своими политическими предложениями.

Потом будут костюмы для Била Клинтона, Барака Обамы, Дональда Трампа, Майкла Блумберга, кардинала Эдварда Игана, Колина Пауэлла, а еще для американских звезд шоу-бизнеса и спорта уже в качестве главы и собственника (с 1977 года) той самой фабрики, только уже под именем «Martin Greenfield Clothiers». Причем 42-й президент США на первой примерке предупредил Мартина, чтобы он не оставлял своих внешнеполитических идей в карманах новопошитых костюмов, а отправлял ему факсом по указанному номеру.

Сейчас мастерская Гринфилда, где он работает со своими сыновьями Тодом и Джеем в Бруклине — последний представитель семейного бизнеса подобного рода в Нью-Йорке. Его небольшая по меркам глобализации фабрика, где трудятся 135 эмигрантов, лучшие из лучших в портняжном деле, шьет около шестидесяти костюмов наивысшего качества в день, дополнительно сотрудничая с такими известными американскими брендами как Band of Outsiders, DKNY, Rag & Bone.

Так что присуждение Мартину Гринфилду почетного звания доктора наук нью-йоркского университета Йешва — достойная награда человеку, сделавшему самого себя и переменившему жизни миллионов с лучшей эпитафией из собственной автобиографии: «Каждый человек совершенен. Я должен изготовить костюм, который поможет поверить, что он сможет достичь своей мечты».

11-08-2017 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.