Zabytki.in.ua
Достопримечательности Украины

Жертва пасхальных страстей

Опубликовано Виктория Шовчко 22-12-2016

Могущественный и богатейший род ярых поборников православной церкви, которым обязано своим существованием бесчисленное количество часовен, храмов и монастырей волынской земли как единственное спасение и утешение среди жестокости и несправедливости этого мира с его бесконечными войнами и страданиями. Князья Острожские.

Чем прогневили они небеса, что Всевышний пресек их род по мужской линии и отдал власть в руки изменившей вере предков Анне (в католичестве Алоиза) Ходкевич — неизвестно. Позиции православия на подконтрольных Острожским землях после этого мгновенно пошатнулись — в борьбу за умы и сердца при поддержке властьимущих вступили многочисленные римские ордена, среди которых иезуиты играли доминирующую роль. Греческая вера вышла из моды и стала религией черни. И хотя постепенно страсти накалялись, конфликт все же не выходил из экономико-политической плоскости.

Апогей случился в светлый праздник Христова Воскресенья, когда природа и люди в редком единении дарили улыбку этому миру, радуясь великому чуду. Весь православный люд Острога и округи запрудил все подступы к своей главной святыне – Богоявленскому собору: и замковое подворье, и деревянный мост, и площадь перед ним, разложив на белоснежных вышитых рушниках любовно приготовленные для освящения пасхальные куличи и писанки. Тихо переговариваясь все ждали выхода епископа.

И надо было случиться так, что именно в это время на богослужение в иезуитский костел собралась и городская правительница. Вот только из-за заполонившей все пространство толпы выехать из своей резиденции она не могла. Не долго думая своевольная Анна направила своего коня пряма на разложенные оземь пасхальные яства.

Реакция толпы не заставила себя долго ждать: рокот пронесся по ошеломленным таким святотатством и жестокостью рядам, и все смелее, не смотря на хищно щерящиеся пики княжей стражи, зазвучал гнев толпы. Народ использовала то оружие, которое было под рукой – в пышный кортеж Анны в мгновение ока полетели сотни разноцветных сваренных в крутую яиц, которые оставили ощутимый след на изнеженных телах местной знати. Говорят, сама княгиня не укрылась от карающей народной мести и заработала дисгармонирующее с ее величием украшение под глазом.

Виновником в том страшном позоре был назначен православный замковый собор Богоявления: для устрашения толпы из столицы біл вызван королевский трибунал, приговоривший многих мещан к казни за оскорбление своей госпожи, а та их милостиво облагодетельствовала помиловав, но храм в отместку все же закрыла. К тому же с подачи Алоизы иезуиты еще и наложили на его стены и того, кто осмелится возобновить службы анафему.

Так и существовала два столетия всеми покинутая святыня в самом сердце магнатской резиденции потихоньку умирая, и слезы дождя катились из глаз мраморных ангелов его надгробий, но не смягчились сердца острожских правителей. Так что к концу XIX столетия земное существование собора прервалось, чтобы перевоплотится в другом образе.

Легенды иль быль, запутавшиеся в паутине времени, вряд ли претендуют на абсолютную достоверность, но их притягательная тайна под романтичной личиной до сих пор заставляют от соприкосновения с храмом чаще биться трепетные сердца от соприкосновения с тайной.

Кубок святого Владимира

Опубликовано Виктория Шовчко 21-12-2016

Наверно в тот миг, когда святой Владимир вздымал свой кубок к небесам во здравие крещеной Киевской Руси, никто из современников и предположить не мог сколько кровавых, омытых потом и слезами испытаний ждет Украину на пути к долгожданной Свободе. За какие-такие грехи страна семь веков будет пребывать в неволе, пока не пройдет через очищение голодомором, красным террором, двумя мировыми войнами и последней российско-украинской войной, чтобы восстать из пепла сильной и независимой, наверно знает один Бог.

Память о судьбоносном крещении и образ князя Красно Солнышко украинский народ бережно хранил в самых светлых уголках своей души, не смотря на века под иностранным господством. Что уже говорить об исторических артефактах с ними связанных…

Как утверждал управляющий Новомалинского имения Барницкий, тот самый заздравный кубок Владимира семь столетий тщательно скрываемый и нежно хранимый семьей Четвертинских, ведущей свой род от правнука Крестителя – Святополка Изяславича, во второй половине XVIII был явлен миру в далекой волынской глубинке под Острогом.

А началось все с неприятного события – развода Каролины Малинской с ее первым мужем Шашкевичем, что юридически закрепило ее свободный статус и возможность вновь любить и быть любимой.

Новый претендент на руку и сердце прекрасной Каролины не заставил себя долго ждать, да еще какой — князь из древнего русского рода Франтишек Четвертинский. В пылу борьбы за руку и сердце своей возлюбленной он даже был готов пожертвовать самой большой реликвией семьи – тем самым древним кубком. Так внешняя серебряная оболочка (calix) с четырнадцатью ровными рядами гранатов размером с гороховое зерно от основания (16 камней) до венчика (7 камней) глубиной десять сантиметров в качестве выкупа оказалась у отца невесты Канута Малинского. Внутренняя же часть с привинчивающимся подножием из чистого золота осталась в семье потомков Владимира.

После смерти отца и объявления об умопомешательстве единственного сына, имущество Малиновских судом было разделено между всеми тремя наследниками. И хотя в официальном документе во избежания претензий церковников об историческом артефакте речи не шло, по договоренности серебряная часть вместе с Новомалинским замком досталась сестре Кастильде в замужестве Сосновской, а золотая, видимо так и хранилась в семье Каролины Чарторыйской как связующая нить двух половинок одного рода.

Единожды выйдя на свет белый благодаря не в меру разговорчивому управляющему тайна вновь на века тщательно была скрыта семьей от посторонних глаз. Уцелели ли части келиха Крестителя в бурном водовороте ХХ столетия неизвестно, но надежда на чудо — это и есть жизнь, так что будем надеяться.

Амазонка волынских просторов

Опубликовано Виктория Шовчко 18-11-2016

Дитя рожденное вне брака, в жилах которого течет гордая и власная кровь польского короля Сигизмунда I Старого, по законам вселенной не могло пройти свой жизненный путь в тени безвестия и заурядности, ведь кровь — не водица и голос предков всегда в рано или поздно всегда дает о себе знать.

Воспитание в роскоши и тирании двора королевы Боны Сфорца, которая не имела причин к теплым чувствам в отношении своей неофициальной падчерице… и при первой возможности своенравная Беата Косцелецкая соблазненная молодостью и богатством одного из придворных аристократов по имени Илья Константинович Острожский 3 февраля 1639 года венчается с ним в Краковском замке, чтобы стать обладательницей огромных владений в восточной части Речи Посполитой.

После основной церемонии по бытовавшей средневековой традиции состоялся рыцарский турнир между молодым и королевичем Сигизмундом Августом, в ходе которого Илья при падении с лошади получил серьезные внутренние повреждения, от которых в последствии так и не отправился. А пышное празднество начатое в неофициальной столице Польского королевства молодожены, не смотря на недуги, согласно народного предания решили продолжить в родных пенатах на волынской земле в роскошном Дубенском замке.

Распланированное на неделю в перед торжество было в самом разгаре: дорогое вино лилось рекой, так что даже птицы над городом хмелели на лету, гости всех званий и сословий в безудержном веселье скрестили за пиршественным столом свои чарки во славу молодой семьи, когда внезапно с востока начала надвигаться темная туча — то несметные татарские отряды изголодавшись по богатой добыче вновь черной стаей летели на Волынь. Привлеченные запахом больших денег они, как бывало уже не раз, вновь обратили копыта своих коней к остожскому Дубно.

Весь восток до горизонта стал белым как снег от ставшей лагерем в осаду татарвы. Смятение овладели гостями и там где только-только звучали веселый смех и бодрые заздравные тосты, повеяло леденящим холодом страха. Да только Беата была не робкого десятка и не собиралась позволить испортить свой праздник — взобравшись на самый краешек северного бастиона и вложив весь свой гнев в выстрел, она послала зажженную стрелу в самый большой шатер бусурманского стана.

Белое полотно вмиг обратилось в черный пепел, а вместе с ним и предводитель татарского войска. В панике отступило обезглавленное войско, оставив непокорный Дубно без единого выстрела, а празднество на следующей день продолжилось с удвоенной силой, что поводов стало уже два и героиней каждого из них была прекрасная Беата.

Правда это, или нет – теперь уж и не скажешь, но с тех пор городская молва в память о том знаменательном событии вот уже четыреста лет упорно называет и будет называть, пока стоят каменные стены замка Острожских, дозорную башню северного бастиона на месте, откуда был сделан роковой выстрел, Беатой.

Украинская столица моды

Опубликовано Виктория Шовчко 14-11-2016

Затяжной головокружительный роман как сладкое тягучее вино дурманящий голову все больше и больше затягивал в свои запретные и от того еще более желанные обволакивающие сети ее — пылкую польскую аристократку из рода Ржевуйских – и предмет ее воздыханий — французского писателе познавшего вкус первого оглушительного успеха книги «Психология брака».

Законный супруг на девятнадцать лет ее старше и обширные имения в Житомирском уезде Волынской губернии на одной чаше весом и молодой талантливый иностранный литератор без гроша за душой — на другой – не легкий выбор для молодой красавицы Эвелины Ганской. Потом все же ею будут написаны два анонимных письма с разницей в полгода под интригующим псевдонимом «Иностранка», после которых состоится их первая роковая встреча в швейцарском Невшателе в 1833-ем.

Редкие встречи, долгожданные письма длинною в десть лет, смерть мужа и невозможность соединится узами брака с любимым Оноре ввиду жесткости российского законодательства в отношении венчания аристократии с иностранными подданными выматывали пылкую, подверженную земным страстям Эвелину, и лишь редкие совместные с Бальзаком путешествия по Италии, Бельгии, Швейцарии не давали ей окончательно сойти с ума.

Потом будут два затяжных визита известного парижанина на родину своей возлюбленной в Украину (в 1847 и 1849 годах), во время последнего из которых, наконец, состоялось то, о чем чувственная пара мечтала и не верила в в сбыточность столько лет — 14 марта 1950-го в Варваринском костеле Бердичева состоялась церемония венчания Эвелины Ганской и Оноре де Бальзака.

Всю торжественность момента, когда маленький кругленький человек на коротких ножках с сельским загаром на лице впервые вывел на свет законную перед Богом и людьми свою прекрасную супругу, несколько подпортил подоспевший не ко времени простоватый представитель местного портняжего цеха, который хотел поближе рассмотреть костюм новобрачного.

Крой и фасон столь поразили местного швейных дел мастера, что он не удержался от вопроса, где было приобретено сие рукотворное чудо, на что Бальзак отмахнулся от докучливого соглядатая коротким: «В Париже». А вот комментарий местного портного и вовсе заставил всю торжественную процессию зардеться от хохота: «Ты посмотри, так далеко от Бердичева, а как хорошо сшито!». Эта коронная фраза негласно на годы закрепила за городом на реке Гнилопять шутливое звание столицы украинской моды.

Миг между прошлым и будущим

Опубликовано Виктория Шовчко 10-09-2016

Одинокий силуэт всадника словно зыбкий призрак серой дымкой проступает сквозь снежную пелену метели. Он несется во весь опор, оставляя позади километры дороги, утраченное счастье, прежнюю жизнь… летит на крыльях страха в неизвестность, где есть только родные души и чужая земля… бежит, чтобы уже никогда не вернуться назад в детскую сказку со счастливым концом.

Снежный вальс кружит и кружит в своих объятиях слившихся во едино человека и коня, стирая грань между прошлым и будущим. Кажется, что лишь вчера теплые отцовские руки подбрасывали ее к небесам и звонкий мамин смех гулко раскатывался по бесчисленным комнатам их дворца, а сейчас в целом свете есть только холод, бескрайняя степь и единственное преданное существо под седлом.

В памяти один за одним, словно прощаясь с прошлым, вспыхивают счастливые моменты: она в подвенечном платье с гулко стучащим сердцем идет под руку со своим красавцев-суженым к алтарю, прекрасное имение с роскошным дворцом на берегу запруды, чудо рождения первенца, первые принятые роды, радости маленьких домашних хлопот, блеск великосветских балов…

И слезы от смеха или страха застит глаза при воспоминаний как ее кузен на грозный отклик предполагаемого тестя: “не будет моего благословения, пока земля не побелеет” засыпал весь подъезд к неприветливому дому избранницы сахаром, а на утро сани сватов уже увозили с собой по белоснежному сладкому “снегу” хмурое отцовское дозволение на брак с Иваном…

Снова весь трагизм и ужас момента всей своей остротой встает перед ее мысленным взором: кто бы мог подумать, что ей — представительнице богатейшего в Украине магнатского рода с европейской славой сахарозаводчиков Терещенко придется притворившись служанкой бежать в ночь в одном платье, бросив все на растерзание опьяненных вседозволенностью представителей новой красной от крови власти, которые вломились в ее дом с винтовками наперевес в поисках ненавистной буржуазии и несметных сокровищ, а нашли лишь одну скромно одетую женщину.

Прошлое и будущее, конь и беглянка, легенда и быль все сплелось в той страшной зимней вьюге 1918-го, когда Наталья Терещенко-Уварова навсегда прощалась с родной Украиной. А где-то там на далеком горизонте уже занималась заря ее новой французской жизни, где будут развод, новый брак и долгие годы ностальгии об утраченном мире-сказке, где она была принцессой.

Несметные сокровища прошлого

Опубликовано Виктория Шовчко 19-08-2016

Сколько их под погребальными камнями, в глубоких подвалах, на вершине высоких гор, в старой кладке крепостных стен, под кореньями вековых деревьев, в политой кровью земле… не знает точно никто. И не потому что не ищут, а потому, что время появиться на свет им еще не пришло.

Веками за неимением надежных мест хранения люди прятали свои сокровища там, где имели возможность и где считали вероятность их случайного обнаружения минимальной. А богатств благодатная украинская земля во все времена давала своим детям столько, сколько они могли взять своим трудом, отвагой, умом и настойчивостью.

Вот только ни высота, ни глубина, ни камень не казались достаточно надежной защитой для того что было собрано ценой неимоверных усилий, тогда шли в ход магические заклинания и обряды, порой даже с жертвоприношениями, чтобы клад не давался в руки никому кроме его хозяина или его потомков, а нарушившие его были покараны самой страшной карой.

Но время — жестокий насмешник стирал с лица земли целые города, ни то что какие-то деревья и камни. Поколения родов владельцев клада уходили в мир иной один за одним. Порой когда-то давно составленные карты оставались единственным зримым напоминанием о несметных сокровищах спрятанных от чужих глаз, но и они после стольких веков — лишь клочки бесполезной бумаги без своих ориентиров. А все потому, что клады надежно хранит сила заклятия.

Порой обереги накладывались на время (100, 200, 300… лет), зачастую с проклятием на случного обладателя и весь его род до седьмого колена, и лишь иногда — клад по недосмотру иль нехватки времени просто покоился в ожидании своего нового хозяина. Один из последних был найден в 1960 году под Кременцом в селе Смотрич, и, как гласят легенды, немало их еще покоится в пещерах Карвасар, но сколько их не ищут в руки они не даются ибо висит над ними страшное заклятие.

Украинские земли овиты муаром легенд о несметных богатствах, но находят из них лишь единицы потому что время не пришло или не родился на свет поводырь, который явит их этому миру, чтобы принадлежали они всему народу, а не грели алчное сердце одного.

Люди говорят, что случайное нахождение клада — то испытание: отдашь его в музей, церковный двор или общественное начинание — будет тебе слава и почет у людей и благоволение небес, а по жадничаешь — никогда не будет твоим телу и душе покоя ни в этом свете, ни в ином. В жизни всегда есть два пути, но каждый вбирает дорогу сам.

Всеискупляющий и облагораживающий труд

Опубликовано Виктория Шовчко 27-07-2016

В те времена когда сила веры безгранично властвовала над умами и сердцами обывателей, а все хвори и недуги могли исцелятся лишь силой молитвы, в процветающей столице Галичины один за одним появлялись храмы всех религий и конфессий, по приглашению городского старосты Станислава Мнишека с благословения архиепископа львовского Яна Прохницкого из Перемышля прибыли отцы-реформаторы.

Тем более, что все условия для счастливого обустройства на новом месте у святых отцов были в полном распоряжении: и поддержка административных и церковных властей, и средства на строительство храма, и земельный участок под защитой могучих стен Высокого замка. Но вот в последнем-то и заключалась огромная проблема…

Земля так благородно предоставленная в полное распоряжение ордена милостью семьи Даниловичей находилась на крутом южном склоне львовской замковой горы, что делало строительство монастырского комплекса слишком затратным и длительным занятием.

Работы по выравниванию строительного горизонта все-таки начались, но двигались столь медленно, что надежда на скорое возведения столь желанной обители для Богом призванных душ таяла в далекой неизвестности, как и средства предназначенные на ее строительство.

Тогда дело взял в свои руки предприимчивый отец Бонавентура, объявив на весь Львов что каждому, кто вывезет тачку грунта со строительной площадки будет причитаться столько же благодарности на земле от людей, а на небе — от высших сил (что вполне согласовалось с уставом ордена, который категорически выступал против индульгенции) и чем больше тачек, тем большей она будет.

Так работа по подготовке возведения монастыря реформаторов закипела, ведь отбоя от желающих лишь собственным трудом, в мире где так мало было возможностей для грандиозных добрых дел мизерной ценой, заработать земные и небесные преференции не было. И в скором времени у подножья Высокого замка среди роскошных виноградников увидела свет первая львовская деревянная обитель ордена с костелом святых Роха и Себастьяна, в которой отец Бонавентура на долгие годы стал настоятелем.

И до сих пор львовский монастырь реформаторов с нынешним костелом святого Казимира являются материальным доказательством, что человеческая вера в буквальном смысле способна свернуть горы — нужно лишь сильное желание и немножко хитрости.