Друг, вдохновитель и критик

Михаил родился в Харькове на Холодной Горе в зажиточном доме купцов Слоновых по Анненской. Благодаря другу матери, местному меценату Якову Николаевичу Лысикову, который заметил в мальчике несомненный певческий талант, он с малых лет начал свою карьеру в церковном хоре, а позднее навсегда связал свою жизнь с музыкой в классах Московской консерватории, где учился с 1887 по 1893 год вместе с целой плеядой будущих звезд мировой сцены.

Именно студенческая скамья тесно связала харьковского юношу с двумя неординарными гениями своего времени — Сергеем Рахманиным и Федором Шаляпиным. И не понятно для кого этот подарок судьбы был ценнее, ведь Михаил стал для них первым почитателем, первым импресарио на добровольных началах, первым глотком успеха.

А началось все с организации Михаилом всероссийского турне для Рахманинова в 1892-ом, которое было жизненно необходимо для вывода друга из затяжного психологического кризиса усугубленного прошлогодней затяжной болезнью, когда Слонов буквально ни на шаг не отходил от Сергея, переехав в его квартиру, потчуя лекарствами, редактируя его свеженаписанные произведения, сочиняя либретто к операм “Саламбо” и “Монна Ванна”, вычитывая корректуры.

Харьковские концерты в Городском доме, в просторном зале которого в исполнении двух товарищей звучали произведения Чайковского, Шумана, Листа и самого Рахманина, стали для будущей музыкальной знаменитости первой ступенью веры в себя и свой талант. А Лебединские (Сумская область) каникулы на даче Лысиковых летом 1893 года Сергея Васильевича и Михаила Акимовича ознаменовали для композитора следующую ступень его творчества после начала оперы “Алеко” и будущую мировую славу.

Спустя десять лет в родной Харьков Михаил Слонов привозит и второго своего друга Федора Шаляпина, чтобы лично представить его местной избалованной публике (в 1897-ом концерт баса не состоялся в виду не проданных билетов). На этот раз в зале Коммерческого клуба под аккомпанемент “Ах ты, солнце, солнце красное” оперного певца ждал оглушительный успех, послуживший через выступления на импровизированной сцене дачи Григория Енуровского в Васищеве перед харьковской интеллигенцией поводом к африканскому туру Шаляпина.

В ту развлекательную поездку, перемежающуюся небольшими концертами, друзья отправляются вместе с Енуровскими. Одесса, Стамбул, Каир и новый глоток жизни для того, кто уже имел успех в знаменитом миланском Ла Скала и овеян славой у себя на родине.

Большевицкий переворот 1917-го похоронил под руинами империи двуглавого орла бесчисленные жизни, судьбы, связи. Не стала исключением и эта трогательная дружба со студенческой скамьи трех молодых дарований, которых судьба разбросала по миру, оставив лишь воспоминания на пожелтевших страницах дневников, фотокарточках с потертыми краями, нотах знаменитых арий и романсов.

03-10-2017 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.