Жизнь-трагедия графа Доррера

Старинный французский род d’Horrer, получивший наследуемый графский титул из рук самого папы римского за верное служение католической церкви в качестве посланника Карла Х. Какие причины побудили его потомка в начале XIX столетия перебраться на службу в Московию с подтверждением потомственного дворянства от Николая I — о том история умалчивает.

Но по состоянию на конец ХIХ столетия семья родителей будущего профессора Харьковского технического института, Иосифа Филипповича и Екатерины Вячеславовны Доррер помимо графского титула и шести детей (четыре сына и две дочери) владела собственным мукомольным производством в качестве залога будущего благосостояния расчетливых хозяев.

Но бурное начало ХХ столетия внесло свои коррективы в грядущее светлое будущее титулованных потомков французской аристократии: в 1900-ом умирает отец, средний увлеченный революционными идеями брат Алексей приговорен к ссылки с лишением дворянского достоинства шесть лет спустя, а старший, Георгий, был отправлен по службе в далекий Туркестан. Надеждой и опорой семьи остался прилежно окончивший ХТИ в 1903-ем Сергей.

При отсутствии других перспектив Сергей Доррер решил ступить на научный путь в качестве стипендиата Министерства народного просвещения, выбрав для себя техническую специализацию по теме “Тепловые турбины”. Для глубокого изучения вопроса он посетил немало лекций именитых профессоров, провел немало часов в научных лабораториях, отработал немало недель на ведущих промышленных предприятиях России и Германии. Так что штатная должность преподавателя родного института стала в 1908-ом достойной наградой для старательного аспиранта (для дополнительного заработка он читал курс лекций в Харьковском коммерческом училище).

Однако трудолюбия и тяги к знаниям для озверевшего люмпена, который с оружием в руках установил на восточно-украинских землях диктатуру пролетариата после переворота 1917-го, было вовсе не достаточно для сохранения чьей-либо жизни. Дворянское происхождение похоронило в то время немало именитых и талантливых. Сергей Иосифович, спасая жизни своих двоих малолетних детей, выхлопотал в 1919 году служебную командировку у тогдашнего ректора ХТИ Ивана Адамовича Красуского в Ростов-на Дону, служивший своего рода пристанищем для изгоев от большевизма.

В это время из далекой туркестанской глубинки приходят горестные вести о расстреле красными Георгия за участие в комитете Временного правительства керенского, а еще через год по пути в эмиграцию как активный участник Ашхабатского восстания на корабле умирает и Алексей (похоронен в Каире).

А граф Доррер остается практически один на один с новой властью “от народа”, которая начинает с ним свой смертельный танец: возвращение в Харьков, профессорское звание полученное при содействии заведующего промышленным отделом совета народного хозяйства Украины Григория Людвиговича Окулич-Казарина и черная пропасть ареста, преподавание в Донецком горном институте и новое задержание за положительную оценку зарубежных достижений науки и техники, работа а Московском авиационном институте и арест младшего брата Бориса как участника контрреволюционной группы молодежи.

Новый виток сталинско-коммунистической машины репрессий в 1937-ом не пощади двух последних братьев из семьи французских аристократов — младшего расстреляли, а старший, не смотря на должность заведующего кафедрой столичного института был по ложному доносу приговорен к тяжелым исправительно-трудовым работам на лесоповале, которые фактически убили профессора Сергея Иосифовича Доррера в семьдесят лет. Стране советов не нужны были научные кадры, ей нужно было слепое подчинение серой массы без индивидуальности, без собственного мнения, без свободы.

15-10-2017 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.