Жизнь-трагедия графов Доррер

Старинный французский род Дорерр получил наследуемый графский титул из рук самого папы за верное служение католической церкви в качестве посланника французского короля Карла Х. Какие причины побудили одного из его потомков в начале XIX столетия перебраться на службу в Московию с подтверждением потомственного дворянства от Николая I — о том история умалчивает.

Но по состоянию на конец ХIХ столетия семья Иосифа Филипповича и Екатерины Вячеславовны Доррер помимо графского титула и шести детей (четыре сына и две дочери) владела немалой коммерческой и жилой собственностью, обеспечивающих расчетливым хозяевам неплохой доход. Бурное начало ХХ столетия внесло свои коррективы в перспективы светлого будущего титулованных потомков французской аристократии: в 1900-ом умирает отец, средний увлеченный революционными идеями брат Алексей приговорен к ссылки с лишением дворянского достоинства семь лет спустя, а старший, Георгий, был отправлен по службе в далекий Туркестан. Надеждой и опорой семьи остался окончивший ХТИ в 1903-ем Сергей.

Влекомый революционными идеями в вологодской ссылке Алексей женился на так же отбывавшей наказание эсерке из Тулы Виктории Владимировне Дилевской. После снятия гласного надзора чета отправилась в далекий Ашхабад, где участие в восстании против красных стоило старшему из Дорреров всего – должность секретаря полевого суда белогвардейцев сделала его изгнанником, а эвакуация на госпитальном судне привела к смерти в Аббасии близ Каира.

В далеком Туркестане Григорий Иосифович так же не остался в стороне, когда решалась дальнейшая судьба страны, принимая участие в тщетной попытке захвата власти оголтелым люмпеном в качестве помощника генерального комиссара Временного правительства в Туркестанском крае 28 октября 1917 года. Однако все усилия были тщетны и через три дня зачинщики контрреволюционных выступлений были арестованы, и граф Доррер – в их числе. При этом даже перед лицом реальной угрозы смерти (ибо тот народный балаган, который его судил при всех условностях с трудом можно было считать поборником правды) он не изменил своим принципам и продолжал писать воззвания к Временому правительству с призывом к активному физическому подавлению большевицкого переворота для спасения государственности. Не смотря на мягкий приговор, 13 декабря того же года Григорий был умерщвлен в Ашхабадской крепости после жестоких пыток большевиками в числе прочих политических заключенных освобожденных манифестация коренных жителей Туркестана.

Трудолюбия и тяги к знаниям оставшегося в красном Харькове Сергея Иосифовича для озверевшего люмпена, который с оружием в руках установил на восточно-украинских землях диктатуру пролетариата после переворота 1917-го, было вовсе не достаточно для сохранения жизни. Дворянское происхождение похоронило в то время немало именитых и талантливых. А граф Доррер остается практически один на один с новой властью “от народа”, которая начинает с ним свой смертельный танец: возвращение из ростовского изгнания, профессорское звание полученное при содействии Григория Людвиговича Окулич-Казарина и черная пропасть ареста, преподавание в Донецком горном институте и новое задержание за положительную оценку зарубежных достижений науки и техники, работа а Московском авиационном институте и арест младшего брата Бориса как участника контрреволюционной группы молодежи.

Новый виток сталинско-коммунистической машины репрессий в 1937-ом не пощадил двух последних братьев из семьи французских аристократов — младшего расстреляли, а старший, не смотря на должность заведующего кафедрой столичного института, был по доносу приговорен к тяжелым исправительно-трудовым работам на лесоповале, которые фактически убили профессорав семьдесят лет. Стране советов не нужны были научные кадры, ей нужно было слепое подчинение серой массы без индивидуальности, без собственного мнения, без свободы.

15-10-2017 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.