Братья-мученики

Власть и предательство во все времена, во всех странах идут рука об руку. И Киевская Русь никогда не была исключением из правил. Борьба за престол одного из крупнейших восточноевропейских государств в период его расцвета каждый раз осложнялось большой чередой претендентов из числа сыновей-престолонаследников правителя. Тем более если сам князь был персоной неординарной с сильной волей и жестким характером, каким был Владимир-Креститель и гены которого не могли не передаться его потомкам.

Его внезапная смерть в 1015-ом, как и последующая вереница событий в борьбе за Киевский трон, окутана полумифической пеленой из домыслов и легенд, которая начинается с трагической смерти Владимировых младших сыновей Бориса и Глеба. Их коварные убийства якобы по приказу старшего брата Святополка – ростовский князь Борис погиб от руки вышгородцев Пушта на берегу реки Альта во время инициированного Владимиром похода против печенегов, а Глеба Муромского рука убийцы (собственного повара по имени Торчин) настигла в его родовом гнезде – очень ярко описана в древнерусской летописи. В свете мученической смерти и великокняжеского происхождения уже в 1071-ом братья были канонизированы православной церковью.

Хотя сам факт приказа Святополка об убийстве братьев вызывает здоровый скепсис у современных ученых. Главным поводом к этому служит хронологические несоответствия: во-первых еще в конце жизни Крестителя Руси Святополк был по его приказу заточен вместе с супругой-польской княжной в темницу и лишь после смерти отца в следствии побега смог освободится, найдя приют у своего тестя Болеслава Храброго.

Позднее (когда мученики уже нашли свою смерть) польский князь поддержал своего зятя в борьбе за Киевский престол, что обеспечило последнему главный трон Киевской Руси на три года до вступления в противостояние еще одного брата – Ярослава, позднее получившего прозвище Мудрого. Причем после разгрома своего войска и бегства с поля битвы Святополк до Польши так и не добрался, сгинув по дороге.

Кроме того информация с обвинениями в адрес Окаянного появилась лишь после смерти всех участников и очевидцев тех событий. В то же время если бы Святополк действительно был бы причастен, то прочие претенденты на Киевский престол, в том числе Ярослав, не преминули бы воспользоваться этой информацией для дискредитации и устранения одного из конкурентов.

Кандидатура Святополка в качестве заказчика убийства Бориса и Глеба летописцами, судя по всему, была выбрана в следствии кровного родства с жертвами (перекликалось с библейской историей про Каина и Авеля), его бездетности (некому было отстаивать честь отца) и связи через супругу с Польшей (соседом и вечным “заклятым другом” Руси-Украины).

Главной же целью этой истории было создание образа собственных святых украинского православия, который на рубеже тысячелетий усиливало свою идеологическую независимость от Византии и нуждалось в собственных мучениках.

14-12-2018 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.