Зло под московским солнцем

Вся правда об этом ужасном советский преступление уже много десятилетий храниться на самых дальних полках в тайных подвалах одной из самых грязных и безжалостных организаций всех времен и народов, которое на официальных страницах истории кровью миллионов украинский запечатлела свое имя под разными личинами: ЧК, НКВД , КГБ, ФСБ. Если бы не Дмитрий Романович Шупта, который сам пострадал из-за московские преследования за свою украинскую националистическую позицию, и его поэма “Колимські дівчатка”, то и сейчас этот один из многих фактов красного террора такие не увидел бы свет.

На 1949 в советских концентрационных лагерях прибывали миллионы украинцев, белорусов, прибалтийцев, яки не хотели покорится коммунистическому режиму, а также члены их семей, как главное их связующее звено с внешним миром и опора в ссылке. Узники без скидки на пол использовались как бесплатная рабская сила в адских условиях северной Колымы – двенадцатичасовой рабочий день, пятидесятиградусные морозы, жалкий паек баланды. Смертность была сверхвысокой, но для красных советов недостаточно.

Поэтому из Москвы в Магадан приходит сверхсекретный приказ на имя генерал-майора Ивана Петренко об освобождении для новой партии политических заключенных трех тысяч койко-мест с пометкой, что выполнено задание должно быть в первую очередь за счет украинских девочек “дабы не рожали бандеровцев”.

Приказ получен – приказ выполнен. Девочек, старшей из которых было всего четырнадцать, одним летним утром девочек от родителей и под дулами автоматов повели на болота. Шаг, еще один … и одна за другой поглощала московская земля украинские юные души. Некоторые отказывались безропотно идти на верную смерть, их верные солдаты кровавого режима толкали в топь оружием. Три тысячи последних вздохов, и долг кровавых палачей увеличился еще три раза.

А тем временем родители не находили себе места от волнения, потому что слышали издалека одиночные выстрелы. Напрасно ждали они возврата своих дочерей, или хотя бы их конвоиров, чтобы расспросить о судьбе детей – в концлагерь вернулись только сами сторожевые овчарки.

Что стало с охранниками-палачами еще московское ФСБ охраняет семью печатями, история сохранила лишь сведения о страшный конец в раковых муках главного убийцы украинских детей – Петренко умер уже через год, хотя это – низкая цена за весь тот ужас, который успел он наделать на этой грешной земле.

26-10-2019 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.