Украинская мама для Майка

Московская власть в 2014-ом только в который раз аннексировала украинский Крым, российско-украинская гибридная война находилась фактически на своей начальной стадии, реальные бои на Донбассе лишь набирали обороты… Об этом волновало, кроме мировых лидеров, возможно еще какое-то количество людей, но вряд ли слишком большое. Видимо именно поэтому настоящим шоком для американского истеблишмента, а тем более для российских пропагандистов на кинофестивале Tribeca Film Festival стало: “Get out of Ukrain”, от Майка Тайсона. Московская журналистка отшатнулась от этих слов, словно звезда мирового бокса ее ударил. Казалось бы, что ему, всемирно известного “Железному Майку”, до проблем Украины, которая находится на другой стороне планеты? Но нет – реакция была спонтанная, жесткая и очень естественная. Как оказалось этот интерес к Украине имеет свое вполне материальное основание.

А началась эта история за много лет до того с переезда в Соединенные Штаты с Тернопольщины семьи Гната и Анастасии Иващук (по другой версии Еващук). Поселилась чета в курортном Кетскилле за сто шестидесят километров от Нью-Йорка, и позже изменила имя на Эвалд. То же сделала и их дочь Камилла.

Вскоре после окончания Второй мировой войны девушка через свою сестру, которая была замужем за его братом, познакомилась с тем, кто фактически станет спутником всей ее жизни. Итальянец по происхождению Константино (Кас) Д’Амато был наставником начинающих боксеров, которых брал просто с улицы и доводил до профессионального ринга, но не далее – конкуренция среди тренеров была очень жестокой.

Когда “большие боссы” окончательно сделали невозможной его работу в “Большом яблоке”, Кас перебрался в Кетскилл, в большой викторианский дом на четырнадцать комнат Камиллы, и открыл на чердаке местного полицейского участка тренажерный зал, где продолжил свое дело обучения ребят с улицы боксу. Способные ребята даже поселялись в доме его гражданской жены (они никогда так и не оформили отношения), она была не против.

Однажды к Кассу знакомый учитель физкультуры из школы для несовершеннолетних преступников привел тринадцатилетнего парня, который из-за драк часто отсиживался в карцере. Три пробных раунда, и Д’Амато остановил бой; как он скажет в вечере Камилле: “Я ждал этого парня всю жизнь”. Это был Майк Тайсон.

Судьба к этому моменту была не очень благосклонна к юноше – отец давно оставил семью, мать больше интересовалась своими мужчинами, нежели собственным сыном. К тому же она не только часто поднимала руку своего ребенка, но и наравне дралась с мужчинами. Никому ненужному парню оставался один путь – на улицу в неблагополучном районе, где бал правили многочисленные банды.

Вскоре Майк получил собственную комнату на втором этаже в доме Камиллы, биологическая мать не возражала, ей было все равно. Но строгая дисциплина на ринге от Касса, а дома – от его жены (и не ясно где правила были жестче) трижды заставляли парня, не приученного какому-либо порядку, бежать, но все время он возвращался, потому что больше его никто нигде не ждал. Мисс Эдвардс не только была педантично опрятная, а приучала к этому и своих названих детей, каждого из которых она учила быть абсолютно самостоятельным от уборки комнаты до приготовления пищи и стирке своего белья, а некоторых учила читать и писать. Кроме того они имели общие обязанности – Майк должен был выносить мусор. Хотя при строгой дисциплине женщина окутывала ребят своей заботой и любовью, одним из проявлений которых была голубятня для пернатых любимцев восходящей звезды бокса в собственном дворе.

Когда Тайсону исполнилось пятнадцать Константино официально усыновил мальчика, а Камилла стала его, как он называл ее, белой матушкой. За пять лет он стал самым молодым чемпионом мира по боксу по версии WBC, как и обещал приемный отец, хотя сам Кас год не дожил до этого радостного события.

А мама Камилла осталась с Майком до конца жизни, помогая пройти через все испытания славы с арестами, тюрьмой, проблемами в семье… В трудные моменты жизни он возвращался домой, где его всегда ждала его комната, вкусные украинские пирожки и теплое мамино слово. Она все время была рядом, защищая от нападок прессы, от боли разочарования и потерь… А потом в девяносто шесть ее не стало, и Майк осиротел второй раз.

19-02-2020 Вікторія Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.