Циничная ответ московитам

Эмский царский указ Александра II от 1876 год и новое наступление московских властей на Украину с целью уничтожения национальной самоидентификации через запрет использовать язык в церкви, книгопечатании, музыке, ограниченный лишь бытовой сферой. На короткий срок очередной коварный шаг от “братушек” дезорганизовал движение сопротивления российский оккупации, но не полностью и ненадолго. Сознательная часть общества только еще крепче объединилась перед новой угрозой – украинская борьба продолжалась. Хитрые украинцы, если запретили голос и письмо, быстро пришли в себя и нашли свой способ ответа варварам с Мокшанских болот, причем на самом высшем уровне в самой циничной форме.

Илья Рипин, которого московиты все время упорно называют русским под фамилией Репин, до конца жизни подписывался своим настоящим украинским именем через транслитну в современном языке “і”. А как же могло быть иначе, когда он, рожденный на харьковской Чугуевщине в семье потомственных казаков чугуевского полка, всю жизнь со своими украинскими друзьями, в частности Дмитрием Яворницким, переписывался исключительно на украинском (доказательные письма и сейчас хранятся в музейных архивах).

Его уместным и метким ответом стал грандиозный замысел – картина “Запорожцы”, датированную тем самым 1876-ем. Хотя реально Илья Репин рисовал ее более десятилетия, тщательно подбирая модель к каждому образу – почти все они имели украинские казацкие корни, хотя не все знали, что их увековечат в нетленном шедевре мастера кисти и циничной иронии. Причем главным помощником-консультантом художника выступал фанатичный украинский историк и этнограф Дмитрий Иванович Яворницкий (сам изображен в роли писаря), обеспечивая его необходимыми артефактам из своей огромной коллекции и знакомя с возможными претендентами на роль запорожцев.

Так атаман Сирко с трубкой в ​​руке срисован с командующего Киевского округа генерала Драгомирова из сумского рода казака Матвея Моцкевича, казаком в черной шапке был Василий Тарнавский – известный меценат и покровитель Тараса Шевченко, седым казаком в белой шапке в жизни представлял земляк художника с Чугуевщины, профессор столичной консерватории, составитель сборников украинских песен Александр Рубец, а выглядывающее из-за него худое лицо на самом деле принадлежало солисту Мариинки Федору Игнатьевичу Стравинскому родом из волынского Устилуга, полный же великан с повязкой на голове – то благодарность Репина за свой портрет одесскому художнику Николаю Кузнецову.

Две фигуры “Казаков” заслуживают отдельного внимания – лицо в красной шапке с усом за ухом, прототипом которой послужил польский художник Иван Цяунглинський, и юноши в берете с веселым прищуром, нарисованого Репиным со студента крымского татарина – представители двух других порабощенных Московией народов.

Но наиболее интересными являются истории появления двух других персонажей на холсте, правда первый изображен со спины, но его роскошная лысина является одним из главных акцентов, и написана она была без его согласия хозяина, предводителя дворянства Екатеринославской губернии графа Алексеева во время его разглядывание нумизматической коллекции Яворницкого в имении Александра Поля (Репин в то время прятался на антресолях и делал зарисовки). Именно поэтому произошел скандал и на копии, хранящейся в Харьковском музее, его заменила фигура в желтой шапке. Хотя в конце концов Алексеев, который сам был из днепровцев, Яворницкого не только простил, но и спрятал от политических преследований Москвы в Самарканде.

Другой – бурсак, в жизни полтавский художник Порфирий Мартынович, гипсовая маска которого остались в столичном институте, который он бросил из-за болезни, после его обучения. Искренняя и немного хитрая улыбка результата институтской художественной практики так очаровала художника, лицо ее обладателя, который затем превратился в наиболее известного и цитируемого эксперта украинского фольклора, появилось на нетленном полотне.

В общем можно сделать вывод, что веселые украинские казаки с помощью крымского татарина и поляка пишут письмо-ответ вовсе не “крымском султану”, как утверждает московская пропаганда, а именно царю империи двуглавого орла, посягнувшего на душу украинского народа – язык. А главная ирония, что не зная о скрытом смысле картины, ее приобрел сын угнетателя – император Александр ІІІ. Насмешливое письмо казаков таки дошло до адресата.

20-02-2020 Вікторія Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.