Московитское проклятие одной семьи

Обычная семья полтавского извозчика Василия Павловича Петлюры – супруга, Ольга Алексеевна, восемь детишек, два дома (один по Загородний 20), до десятка рабочих лошадей… Но судьба не очень баловала ее своим расположением, друг за другом срывая безжалостной рукой их жизни в снопы своей жатвы.

Старший из сыновей, Федор Васильевич, который принимал активное участие в Украинской революционной партии, погиб при невыясненных обстоятельствах в 1907-ом, отец умер через два года – это были первые жертвы. Затем будут Первая мировая, большевистский переворот, взбешенный люмпен на украинской земле – старшая, Ефросиния, ушла в монастырь в 1918-ем, где и погибла во время разрушения красными атеистами ее обители; мать умерла через год” при непонятных обстоятельствах умерла сестра Татьяна, жена владельца свечного завода … Самого яркого представителя рода, главного атамана Украинской народной республики, Симона Васильевича Петлюру по заказу чекистов убил в Париже еврей Самуил Шварцбард.

Фактически на конец бурных 1920-х в живых из старшего поколения Петлюр пребывали только Александр Васильевич, полковник армии Украинской народной республики, которому удалось эмигрировать в Канаду и две его сестры, Марина и Феодосия, которые остались в Полтаве. Именно судьба последних наиболее печальная, так как им пришлось лицом к лицу столкнуться с кровавой тиранией плебса, захватившего власть на украинской земле с оружием в руках, бесконечно жадного и безжалостного.

Первый раз Главное политическое управление (а как иначе могло быть при таком знаменитом брате) арестовало сестер Петлюр еще в 1924-ем, реквизировав их жилье как частную собственность в пользу советского союза. Каким-то чудом в тот раз они быстро вышли из коммунистических застенков невредимыми. Еще большим счастьем стало возвращение одного из родовых домов, того самого по Загородний 20, в пожизненную собственность (официально в 1927 году).

Ведя уединенный, почти монашеский, образ жизни они давали кров и еду таким же жертвам советского режима, которые в рамках атеистической борьбы были изгнаны из закрытых им православных монастырей. Судьба подарила им целое десятилетие относительно спокойной жизни. Пока оккупационные московские власти не выдали “совершенно секретно” приказ НКВД под номером 00447 “Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» от 30 июля 1937 года с обязательными лимитами на количество убитых и сосланных.

Между тем в Полтаве появляется некий столичный делец от новой власти Адриан Петерс-Здебский, назначенный головой местного НКВД, который раскрутил маховик карательной машины во всю мощь. Его очень возмутило, что Марина с Феодосией и племянником своей сестры Мариамны, Сильвестром Скрыпником, до сих пор живут в городе, и не где-нибудь, а в собственном доме с правом пожизненного владения.

Одной из первых его жертв, как бывший приходской священник Жорживцев, стал Сильвестр, которому 3 августа 1937 года инкриминировали родовую связь с Семеном Петлюрой, брата в Польше и “систематическую контрреволюционную деятельность” (до этого он уже был лишен избирательного права, зачислен в тылового ополчения и три месяца находился в следственном изоляторе). После трех месяцев изнурительных допросов 1 ноября 1937-го отец признал вину по всем обвинениям. Особая тройка НКВД в Полтавской области 19 ноября того же года приговорила его к расстрелу с полной конфискацией имущества. В тот же день приговор приведен в исполнение.

По обвинению в “активной националистической контрреволюционной деятельности” 29 октября 1937 года арестовали Феодосию, а через две недели и Марину. Голословным “свидетелем” обвинения выступал некий Николай Радик, учитель из местных, который дал показания, что сестры жаловались на советскую власть за уничтожение Украины и ее народа через языковые притеснения, Голодомор и реквизацию имущества.

Его показания почти слово в слово повторенные на обеих сестер 15 ноября 1937 года стали поводом для очной ставки на следующий день. Причем если Феодосия полностью признала свою вину, то Марина стойко стояла на своей невиновности, хотя ей это мало помогло.

Один допрос – и по обвинению в “измене родине” и “антисоветской деятельности” та же Тройка приговорила сестер Петлюр к смертной казни через расстрел с полной конфискацией имущества. Приговор был приведен в исполнение уже через три дня, 19 ноября 1937 года. Через пятьдесят два года (11 мая 1989) племянник Петлюры и две его сестры будут реабилитированы прокуратурой Полтавской области.

05-04-2020 Вікторія Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.