Чудачества на грани мистики

Людям свойственно очень строго судить других, которые не вписываются в социальные рамки условностей общества и отличаются от инертного большинства. На того, кто отличается, сразу вешается ярлык эксцентрика с подозрительным привкусом тайны, а вокруг очень быстро формируется физически ощутимый ореол с пикантными и ужасными подробностями, которые представители “правильно” мира передают друг другу полушепот едва дрожащими губами в смеси чопорного высокомерного презрения и истинного восторга сенсации.

Он был не такой, как типичный представитель правящего класса Восточной Европы конца XVIII – начала XIX веков с его множеством бессмысленных неписанных правил жизненных мелочей от прически до времени появления на людях и набора приличных фраз на все случаи жизни. Он путешествовал по всей Евразии, знал восемь языков, написал много трудов в различных сферах науки и техники, основал украинскую археологию и этнографию, но именно за это от своих современников был награжден презрением. Ян Потоцкий – писатель, историк, этнограф, археолог, географ, социолог, публицист, редактор, издатель, библиограф, путешественник.

Сама внешность графа сразу намекала на его исключительность – только ему удавалось одновременно быть и опрятным, и небрежным, при этом совершенно пренебрегая требованиями тогдашней моды. Как вдохновлена ​​человек науки он крайне редко находил время на парикмахерскую, так что пряди падали ниже плеч, а потом в один миг он хватал ножницы, и вот весь высшей мир смеется с его прически, лишенной всякой симметрии и стиля. Дополняли эту красоту легкая кривобокость и бледное утонченное лицо с горящей голубизной глаз.

Кроме того достойный антураж его загадочности добавляли извечные спутники Яна – турецкий великан, секретарь-еврей и любимый пес да карета книг, которые следовали за ним в всех его многочисленных поездках. А еще мечтательно-рассеянное до курьезов поведение, периодическое уединение от мира в украинской глубинке под охраной крепких казацких отрядов, пренебрежение всем правилам аристократической поведения и общение со всеми интересными ему слоями населения, включая крестьян (что совсем уж move ton)…

Сплетни длинным шлейфом следовали за графом Непомуцен после каждого выхода в свет – ему приписывали все пороки этого мира от инцеста с кузиной (не покрови) и тещей (которую он по жизни избегал) до масонства (хотя на самом деле этим грешили его тезки из семьи Потоцких). Даже после развода, потеряв большую часть своего состояния и страдая в долгах, он рационально ограничил себя в тратах, погасив их все, и при этом находя силы на помощь другим людям науки – не зря же Юлиус Кляпрот назвал в его честь архипелаг в Желтом море.

Ян Потоцкий жил где-то на тонкой грани атеизма в религиозные времена, приоритета науки в обществе аристократических привилегий, доброты в мире жадности и деспотизма, а загадочная смерть только еще больше демонизировала его фигуру, так что в его семье еще полтора века детей не называли именем Ян. И только на рассвете третьего тысячелетия жизни графа Потоцкого во имя знаний нашло достойную оценку через призму результатов тех двадцать восемь крупных научных трудов, часть которых стала фундаментальной в различных областях знаний.

07-04-2020 Вікторія Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.