Днепровский черт

“Черт его знает”, – и бедолага пожимает плечами, “Бес попутал”, – грустно склоняет голову виновник, “Нам хоть и черт, лишь бы яйца нес”, – хитро улыбается в усы казак-зимовик в ожидании желаемого результата – эти крылатые фразы и сейчас широко используют жители Великого Луга и Левобережья. Украинцам издавна приходилось жить рядом с нечисти, как его называли за разные злые дела и каверзы, и как-то приспосабливаться к этому сосуществованию. Не зря же знаменитый кошевой Иван Сирко в оправдание за нарушение международных договоренностей оправдывался: “Если бы и черт, пан гетман, помогал людям в крайнем их бедности, то брезговать этим не годится, потому что говорят люди: беда и закон меняет”.

Каменистые Днепровские пороги и Хортица с их плавнями, уединенными пещерами и дуплистыми вербами, что полощут свои длинные веточки в быстрый водице – самое место для того, кто задумывает недоброе. Рыбаки рассказывают о бесов- “комышников” и чертов-” очеретников”, которые очень любят играть на свирели – одну испортит, другую вырежет, а ночью пугают удильщиков рыбой, которая неожиданно лопнет хвостом по борту, или тревожным криком птицы (особенно этим грешит болотная курица за что имеет прозвище “чертова”). Бывает услышит сердечный рыбак стон или плач ребенка, спешит на помощь и так заблудиться, что целый день из тех зарослей не может выйти, а страдальца так и не найдет, как и не было.

В казацкие времена почти каждая днепровская гранитная глыба, торчавшая из-под воды, каждая пещерка имела свою легенду или историю на грани мистики, которую охотно рассказывали местные казаки-характерники, что водили дружбу с потусторонним на земле будь то домовой, упырь, псыголовцы или русалки. Особенно воды Великого Луга любили черти, самые злые из которых облюбовали себе Кодацкий порог и топили в его черном водовороте всех без разбора – и старого, и малого. Сурский они использовали для справления нужды, поэтому он весь был в их черных отметинах, Вовнизький был местом бесовской отдыха, где они точили вилы, а звонецкие переворачивали лодки и плоты со спящими в них.

Главный черт Днепровских порогов, которого лоцманы зовут Верниводом, как говорят имел трон на Лохановском. Его любимой забавой было крушение плотов и больших барок, а его личная гвардия у Дед-порога или Ненасытницы устраивала водовороты и мочилась суда, за что получала от своего предводителя особых бесовских милостей. Главная же чертиха вместе с детьми имела отдельный островок-резиденцию – Вовчок (еще известный как Свободный или Змеиный).

Старики рассказывают, что двойное название порога Дядька – Черт происходит от его двоякой сущности, и поэтому когда нечистый отсутствует, лодки проходят свободно и тогда островок называется первым названием, а когда черный хозяин на месте – непременно судно зацепится и тогда это – Черт.

Но старые украинские воины всегда учили молодых – если ты бесстрашный и отважный сам “черт тебе не брат”. И поэтому же гоголевский Тарас Бульба назвал своего преданного прирученного коня, который выносил его из многих гарячих схваток, Чёртом. Темных сил здесь не боялись, пересказывая друг-другу забавный случай, когда пойманный в плавнях какой-то зверь человеческим языком назвался бесом в молитвах отпустить, на что ему с улыбкой ответили: “Даром что черт – съедят добрые люди с хлебом”. Так и живет до сих пор Большой Луг где-то на грани христианства и язычества, ходя на Пасху в церковь и свято веруя в чертовщину.

02-05-2020 Вікторія Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.