Золотой бас украинской оперы

Большая семья Донцов в маленьком скособоченном домишке под стенами завода “Арсенал”, где после увольнения с военной службы помощником чертежника работал отец и мать в вечных домашних хлопотах с семью ребятишками. Нет, родителей тяжелая жизнь не ожесточила – трудолюбивая мама находила время для всех своих детей, часто пела им украинские песни, а папа для талантливого Мишка даже собственноручно сделал скрипку.

Но каждый день, чтобы получить кусок хлеба с детства Донцовим детям приходилось работать – кому помогать по хозяйству и уходу за малышами, кому ходить в служках у богатых киевских господ. Михаилу повезло – однажды во время пения он попал в поле зрения известного киевского мецената Алексея Гринченко, который как раз подыскивал новые таланты в свой детский хор. Чистое сопрано мальчика стало счастливым билетом в мир высокого театрального искусства, он даже в составе своего хора пел под дирижерством Чайковского в “Пиковой даме”.

Шесть лет счастья большой сцены закончились вместе со смертью отца – четырнадцатилетний сирота (мать умерла за три года до того) был зачислен в военную школу фельдшеров. Среди строгой дисциплины и муштры лучиком света оставались любительские театральные представления курсантов и небольшое участие в драматическом театре Николая Соловцова, на сцене которого он видел метров тогдашней современной украинской сцены: Заньковецкую, Садовского, Кропивницкого, Саксаганского. Лишь по окончании учебного заведения он смог полноценно вернуться на сцену.

В двадцать два Михаила Донца приняли в Киевскую оперу, но юноше не хватало опыта. Поэтому через год он охотно принял предложение частного театра Сергея Зимина, что стало хорошим подготовкой по дисциплине, актерскому искусству и оперному пению для уже звезды, выступавшей на одной сцене с Шаляпиным и Алчевским.

Возвращение на родные подмостки Киевской оперы в 1913-ом стало поистине триумфальным – публика стоя аплодировала каждому его выступлению, пресса пестрила лестными откликами… А через год Московия развязала очередную имперскую войну, во время которой его мобилизовали в киевский военный госпиталь, что сделало появление на сцене редким удовольствием.

После советской оккупации Украины в 1920-ем, первые годы Михаил Донец фактически посвятил возрождению украинской оперы, тратя свои деньги, что было признано на государственном уровне почетным званием Заслуженного артиста Украины.

Виртуозное владение 134 басовыми партиями обеспечили ему потрясающий успех на всей территории новой страны советов, но чекистская гидра уже поднимала свою озверевшую голову в поисках свежей крови. За десятилетие перед Второй мировой его, уже в статусе народного артиста Украины (возможно именно за это), трижды арестовывали и таскали на допрос по подозрению в национализме и участи в антисоветском мятеже, но каждый раз виновным Донец себя не признавал, а больше предъявить-то советским палачам было не чего.

А потом развязанная советским союзом и фашистской Германией в 1939-ем война сделала первый шаг на землю оккупированную красным агрессором. В припадке липкого малодушного страха советское руководство отдало приказ на уничтожение всех узников в украинских тюрьмах. В июле 1941 года по неподтвержденным данным одной из многочисленных жертв того страшного решения стал Михаил Донец. Никаких документальных фактов о нем больше не сохранилось.

04-05-2020 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.