Властелин мыслей

Со своей будущей миссией на этой грешной земле мальчик определился еще в год, когда поставил в тупик свою мамочку и ее подружек, выбрав из предложенного для гадания набора вещей одной рукой библию, а другой – деньги, что предсказывало его будущее в качестве обладателя издательского концерна (хотя взрослые тогда ошибочно истолковали выбор малыша как будущий епископский сан).

Кроме этого первые годы жизни Ивана Тиктора можно лаконично описать как родился в селе Красном на Галичине в зажиточной семье, там же получил начальное образование, затем учился в Рогатинской гимназии, где голову ему вскружил театральный дух (организовал подмостки в родовом имении). А потом вместе с классом вступил в ряды сечевых стрельцов, попал в плен после поражения Закарпатской народной республики, из которого его выкупил отец за счет семьи. В Польше межвоенного периода это был почти приговор.

Закончить гимназическое образование было уже невозможно, поэтому была попытка Ивана поступить на учительские курсы, но его “завалил” преподаватель-шовинист. Поэтому выбор был очевиден – торговые курсы при “Просвите” и юридический факультет тайного украинского университета, где Иван Тиктор впервые проявил себя как талантливый организатор, администрируя общежитие и открыв самую дешевую в городе студенческую столовую.

Это побудило к большему – он стал членом исполнительного комитета издательства “Красная калина”, которую впоследствии выкупил в полное владение. Но для получения прибыли надо было на первоначальном этапе вложить деньги, с чем помогли отец, продавший мед со своей пасеки, и супруга, Мария Хомяк – приданную каменицу.

Первым изданием будущего медиахолдинга “Украинская пресса” был журнал “Новое время” сначала еженедельный, который очень быстро превратился в сверхпопулярный ежедневный с рубриками Последние вести, Всячина, Из природы и техники, Биржевой просмотр, По ту сторону плотины (о Советской Украине), Обзор мировых событий, Женщина, Спорт, Веселый угол. Он был самой большой надеждой Тиктора, так что он даже своему первенцу, сыну Зиновию, дал второе имя Новчас, и не только владельца – “Просвита” рекомендовал его для чтения.

Причем Иван Никитич в то время был новатором в своем деле, сделав свои издания полностью независимыми от любой спонсорской помощи и как следствие влияния, зарабатывая исключительно на рекламе. За это его не очень любили в издательских кругах, за якобы отсутствие “политической позиции и погоне за прибылью”. Но где им понять гениальный замысел Тиктора, который в сотрудничестве с цензорами выдавал информацию в более мягкой завуалированной форме, чтобы не попасть под преследование жесткой польской цензуры.

Затем появится дешевое издание для крестьянства “Народное дело”, для привлечения в читатели как можно большего круга подписчиков из целевой аудитории которого Тиктор заключил договор с венской страховой компанией – полис страхования коровы автоматически прикладывался с годовой подпиской (70% страхового возмещения оценочной стоимости погибшего животного). За время существования журнала страховая выплатила семьсот тысяч злотых возмещения (именно поэтому завистники называли его “коровьей газетой”).

А потом были юмористический “Комар”, иллюстрированный еженедельник “Наш флаг”, детский “Дзвиночок” и другие с календарями. Самый успешный выходил с советами по ведению хозяйства тиражами десять тысяч экземпляров и раскупался в три дня. Вообще залогом огромного успеха у читателей изданий Тиктора были сегментированное ориентация на читателей и излюбленный прием – окончание книги или статьи на оборванной слове для заинтересованности в покупке следующей.

Интересно, что книги, которые время от времени добавлялись к периодике, всегда имели одинаковое количество страниц, поэтому произведения мало того, что обрывались на пол-слове, еще могли быть допечатаны на обложке. Авторы жаловались в суд, а издатель не являлся на заседания. Но “Украинская пресса” была сверхпопулярной, поэтому они раз за разом возвращались в ее редакцию. Причем авторы были со всех уголков Украины (одно условие – украиноязычные) от Донбасса до Лемковщины, для понимания говора которых прилагался отдельный словарик.

Были в реестре достижений и украинский молитвенник “Верую”, изданный Тиктором в соавторстве с орденом отцов-василиан, который все же попал под судебный запрет из-за гимнов “Боже великий, единый” и “Боже, послушай мольбы”, но власть успела изъять только восемьдесят его экземпляров из стотысячного тиража (остальные уже разошлась в народе). И концептуальные исторические труды “История Украины от древнейших времен до 1923”, “История украинского войска”, “История украинской культуры”, выходивших в сотрудничестве с его бывшим преподавателем Иваном Крипьякевичем тетрадями по сорок восемь страниц – деньги шли на тираж продолжения, а с последней частью шел бонус – обложка для всей серии, которую тоже ждал успех.

Иван Никитич финансово помогал “Просвите” и “Родной школе”, оплачивал услуги адвокатов на политических процессах над украинцами, поддерживал кооперацию в селах, давал работу трем тысячам корреспондентов, сотни рабочих типографии с роторным печатным станком и политурной мастерской. Его издательский концерн “Украинская пресса” стал первым с собственной редакционной телефонной линией и автопарком для развозки продукции.

А потом Москва и Германия в 1939-м решили поделить Европу пополам, начав Вторую мировую – для Тиктора началась черная полоса в жизни, которая так и не закончилась… Прага, Киев, Волынь, концлагерь, потеря сына и смерть в далекой Канаде. Лучшей эпитафией жизни великого украинского патриота, где бы он ни жил, была его любимая фраза: “Мало любить Украину до глубины души. Ее надо любить до глубины своего кармана ».

06-06-2020 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.