Святой учитель биологии

Он родился в 1927-м на украинском Донбассе (село Ижевка под Константиновкой), где на родном языке разговаривали почти все жители, где вышиванка в гардеробе мужчин и женщин встречалась гораздо чаще, чем обычная рубашка, где в церквях молитвы к Богу возносили только на украинском – в очередной раз оккупированном Московией с оружием в руках Донбассе.

Еще ребенком и подростком Олексе Тихому пришлось столкнуться со всем коварством московских властей – сначала устроенный ими голодомор 1932 – 1933 лет выкосил несколько миллионов украинцев, чтобы в их опустевшие живописные домики заселились выходцы из трущоб северного соседа, потом развязанная ими же при участии Германии Вторая мировая война 1939 – 1945 лет огненным смерчем прокатилась по его Родине. Поэтому украинское самосознание у будущего диссидента проснулось довольно рано, его не смогло подавить даже обучение в Московском университете.

Сразу по возвращении его арестовывает военный трибунал Донецкой области с осуждением на пять лет за критику кандидата в депутаты, но суд МВД Украинского округа заменил приговор на условное наказание. И несмотря на это он продолжает работать школьным учителем биологии Новоконстантиновке Запорожской обл., Рубцов Донецкая обл. и родных Ижевцах уже в качестве преподавателя истории (с 1954-го).

А через два года его арестовали второй рас за письмо-протест против ввода войск стран Варшавского договора в Будапешт. Приговор закрытого выездного заседания суда Сталино (ныне украинский Донецк) от 18 апреля 1957 – семь лет советских концлагерей (отбывал в тюрьмах строгого режима для особо опасных преступников) и пять лет лишения гражданских прав.

Но его переживания за судьбу украинского Донбасса, который оккупационная советская власть в лучших традициях московской охранки шаг за шагом пыталась уничтожить через тотальную русификации учебных заведений от детского сада до ВУЗов, почти не оставляли надежды на спокойную жизнь даже после освобождения. Он пытался своим примером вернуть украинский язык обществу, писал много обращений в официальные учреждения, бил в набат в СМИ

Его статья “Мысли о разном донецкий край”, в котором он призвал украинцев через язык и культуру бороться за свою независимость и взять ответственность за свое будущее, стала последней каплей – 5 февраля 1977 года его вновь арестовали по обвинению в “высказывании злостных наветов, порочащих советский государственный общественный строй”. Донецкий областной суд вынес сурове решение – десять лет особо строгого режима и пять лет ссылки с признанием “особо опасным рецидивистом “, что фактически стало смертельным приговором.

Даже там, за решеткой cосновской тюрьмы Мордовии, он не прекращал свой сопротивление репрессивной советской машины – едва ли не единственный старался не давать стричь себе усы, как самоидентификацию украинских казаков. Да, под ручными кандалами время от времени охрана принудительно брила их до основания, но он продолжал борьбу против унижения и издевательств.

Олекса Иванович поддерживал все акции протеста, хотя порой это срывало какое-то конкретное дело, но помогало оставаться людьми. Часто его формой протеста была единственная доступная – голодовка, одна из которых на семнадцатый день в декабре 1979 года закончилась прорванным желудком и госпитализацией. Перед операцией коновал от лагерных врачей намекнул, что результат его работы напрямую зависит от письменного отказа строптивца от дальнейшей борьбы. Украинский диссидент решительно отказался от сделки со своей совестью. Концлагерный “хирург” сделал операцию, после которой еще неделю заключенный приходил в себя только от наркоза, затем его доставили в свердловскую лагерную больницу. Лишь через несколько месяцев он вернулся обратно.

По своим каналам политзаключенные смогли передать на волю информацию об ужасных условиях содержания – 1 марта 1980 года Тихого перевезли на Урал во новопостроенной тюрьмы-пыточной в селе Кучино. Там уже насквозь пронизанное метастазами тело правозащитника советские палачи всячески пытались уничтожить усилением страданий тяжелым трудом, сокращением отдыха, моральным прессингом, а он ласково улыбался им в ответ, в короткие моменты покоя ложась на пол в позе эмбриона и охватив руками колени.

До 7 марта 1984-го Олекса, тело которого медленно съедала болезнь, так что вес упал до сорока килограмм, еще кочегарил. Затем в длинном полосатом бушлате с черной сумкой в руках он пришел к зэковской больнице. Затем будет Пермь, прощание с женой и сыном. Он простил всех, даже гонителей, по Нагорной проповеди.

Безнадзорная украинская душа Тихого улетела в вечность из казематной больницы – она наконец стала по-настоящему свободной. Дата смерти его установлена ​​примерно – 5 мая 1980 года. Его там и похоронили на “Северном” кладбище с участием сына Владимира. Лишь в конце десятилетия, когда впереди уже маячила украинская независимость, тело выдающегося украинского диссидента, вместе с останками Юрия Литвиненко и Василия Стуса торжественно перезахоронили на киевском Байковом кладбище.

27-06-2020 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.