Почти позабытый чотар

Рожденный Синькове Радеховского уезда украинец по крови и зову души, ему несмотря на римско-католическую веру не сладко приходилось в Сакальской учительской семинарии, куда юноша поступил после окончания радихивской видиловой школы, потому что польские катехит и учителя категорически не воспринимали увлечения Филиппа Гадзилевича родной культурой, которая проявлялась от использования украинского языка в общении до идей о свободной Украине.

Возвращение с итальянского фронта Первой мировой и вступление в Украинскую галичскую армию, в рядах которой сначала он был командиром жандармерии в Редихови, а затем чотарем сотни ушел под Львов. Причем проявил себя как талантливый руководитель – его подразделение было одним из лучших благодаря личному примеру своего командира в ІІІ курене группы Восток, ему доверяли самые сложные боевые задачи благодаря почти стопроцентной гарантии исполнения.

Начало 1919-го стал очередным испытанием для украинской земли, чтобы немного отдохнуть в мае Филипп получил отпуск и поехал в Синьков, где внезапно заболел тифом. Польская оккупация застала его в жесточайшей горячке, поэтому временно украинскому чотарю было разрешено остаться на месте, а после минования кризиса болезни – он под усиленным конвоем был вывезен в Броды.

Как римскому католику Гадзилевичу новая власть милостиво предложила отречься от своих украинских корней, убеждений, прошлого и поступить на службу Польской республике, а после отказа – поставила перед полевым судом по обвинению в преследовании поляков на территории Украинской республики и вынесла смертный приговор.

Уже через неделю после объявления решения военно-полевого трибунала приговор чотаря (6 июля 1919 года) был приведен в действие – он был расстрелян в лесу за кладбищем под песочным горой, а затем похоронен на военном кладбище в такой же могиле, как и сотни других австрийских и московских военных. Упоминание о ней почти затерялось в течение десятилетий оккупации и бурных событий Второй мировой войны.

Но в Бродах небольшая группа настоящих патриотов не дала угаснуть памяти об одном из тех, кто боролся за независимую Украину, а проиграв, не склонил в бесчестии голову перед врагом, выбрал гордую смерть и славу в веках. С возвращением украинской независимости могила Филиппа стала своего рода местным мемориалом, к которому приходят в памятные даты государственной истории группами и в одиночку, чтобы почтить память тех, кто сражался за свою землю до конца.

10-07-2020 Вікторія Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.