Искусственный привод для репрессий

Рожденный в богатом довоенном польском Дынуве образца 1902 года в семье почтового служащего Ярослав Галан был просто одержим пролетарскими идеями под влиянием оголтелого москвофила-отца, который хлебом-солью встречал во Львове российские оккупационные войска в 1915-ом. Уже в 22 парень вступил в Коммунистическую партию Западной Украины и с тех пор до конца своих дней никогда ей не изменял.

После московской оккупации Галичины он стал одним из литературных глашатаев борьбы советской власти с украинским национальным сознанием и греко-католической церковью. Все его рассказы, пьесы и памфлеты были насквозь пронизаны высмеиванием национально-клерикальной идеи украинства. Благодаря этому этого он пользовался полной поддержкой красной власти, а также лично присутствовал на Нюрнбергском процессе в качестве корреспонденту газеты «Советская Украина».

Его жизнь – путь по тонкому лезвию между ненавистью своего народа и преданностью своим коммунистическим хозяевам. Именно поэтому версий ужасной смерти Галана на сорок восьмом году жизни тоже две – официальная советская и неофициальная, построенная на выводах его близких и друзей. А пока факты того черного дня 24 октября 1949 года: тело найдено в рабочем кабинете за столом, ведомственная охрана была снята, собака была отравлена, на теле найдено одиннадцать ударов топором, часть из которых была нанесена уже после смерти, тело нашли два знакомых ему парня.

По официальной версии советского следствия история отношений убитого со своим «убийцей» началась еще в довоенные времена, когда преследуемого польской полицией литератора по протекции Ольги Дучиминской приютил порох села Сороки под Львовом, отец Лукашевич, в семье которого рос сын. Даже сохранилась фотография Галана с мальчиком на плечах.

Пройдут годы, и в стране советов юноше из религиозной семьи путь к высшему образованию окажется под запретом. Через посредничество той же госпожи Дучиминской старая связь Галан-Лукашевичи возобновилась. Пламенный борец за коммунистические идеалы взял парня, который к тому же писал замечательные стихи, под свое крыло и устроил ему поступление в сельскохозяйственный институт. Затем молодой друг познакомил писателя со своим товарищем Михаилом Стахуром, который так же увлекался литературой. Молодые люди были частыми гостями Ярослава Александровича.

В тот трагический день они пришли к Галану как всегда и, пройдя в открытую дверь нашли его зарублен. Испугавшись юноши бросились за помощью, а ближайший путь был до Этнографического музея, где работала Ольга Дучиминской. Умная женщина сразу просчитала действия власти, поэтому приказала ребятам скрыться, а сама поехала к Лукашевичу-старшему в Сороки. Этого советской власти хватило для ареста обоих парней и их защитницы, вынесения обвинительного приговора первым – смертной приговор, последний – четверть века за решеткой.

Неофициальная же версия, которая подтверждается последствиями этого дела, описанная в воспоминаниях-эссе «Тайны Ирины Вильде». Главным обвиняемым по этому делу выступают советские НКВД, причем сам Галан перед своей смертью неоднократно признавался в своих страхах перед карательными органами страны советов. Жестокость, с которой было выполнено убийство, снятая охрана и тотальные проверки всех национальносознательных активных львовян (чистка студентов ВУЗов, учеников школ, служащих учреждений) по этому поводу. Поэтому скорее всего смерть коммунистического литератора была искусственно созданным поводом для репрессий, его убили бойцы режима, которому он посвятил свою жизнь.

17-12-2020 Вікторія Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.