Башни целующие небеса

Дивное Закарпатье с его убеленными сединой горами, дурманящим ароматом хвои, быстроногими реками и живущими согласно законов предков, а не какого-либо государства свободолюбивым народом. Его защищенные от холодного дыхания земли во все времена служили яблоком раздора сильных мира сего, и первыми из претендентов называться ихними властелинами в Позднем средневековье были турецкие султаны…

Так в 1661 году всесильному властелину востока пришлось активно вмешаться в мирную жизнь непокорного Мармароша, который ввиду хитросплетений восточноевропейской политики и смерти Дьердя II Ракоци, номинально оставаясь в трансильванских владениях Осмаской империи, фактически продолжал свою независимую политику в союзе с Украиной и Швецией.

Первыми на усмирение непокорных было отправлено восьмидесятитысячная армия крымского хана Мехмеда IV Герая, весной 1661 года, передовые отряды которой быстро перешли Карпаты и по долине реки Река вплотную приблизились к оплоту сопротивления в Хустском замке.

Однако разведка мармарошцев тоже не сидела сложа руки – оперативно получив данные о приближении крымских татар, комендант замка К. Корнис не только быстро организовал подготовительные оборонные работы, но и выслал передовые отряды для проверки серьезности намерений врага через небольшие боевые столкновения. Но решающий бой хустского гарнизона все еще был впереди.

В окружающих селах татары творили свои всегдашние бесчинства, огнем и мечем усмиряя непокорных, но взятый в осаду замок на вершине высокой горы штурмовать так и не решились. Хотя по этому поводу существует расхожее мнение, что помимо военной подготовки комендант использовал и финансово-политические рычаги в виде шести отменных скакунов и воза ценного имущества лично крымскому хану и заверения в преданности трансильванскому престолу для турецкого султана.

Однако словесных уверений османскому правителю оказалось недостаточно, и летом того же года в Мармарош вторглись войска турецкой армии в Венгрии под предводительством будинского визиря Али-Паши, которые оттеснили княжеские дружины к Хусту.

Величественный вид грозной каменной твердыни на вершине одинокой горы столь впечатлил османское войско, что Али-Паша не осмелился брать ее штурмом ввиду понимания стратегической бесперспективности начинания. В крепость были отправлены парламентеры, в числе которых был и всемирно известный путешественник Эвлия Челеби, оставивший на листах пергамента свои незабываемые впечатления о Хустском замке, сравнив его с неприступным Искендером за высоту до небес, крепкие стены и райские сады вокруг. Согласно его же описания с первого взгляда богатство города за крепостной стеной выдавали роскошные дворцы с окнами на запад под цветной черепицей и кресты крытых железом церквей из чистого золота.

Но даже все богатство города не смогло заставить будинского визиря пуститься в явную военную авантюру штурма, и после повторных заверений мармарошцев в приверженности трансильванским князьям османские войска отступили, а замок с башнями целующими небеса вновь не уронил своей славы неприступного.

07-03-2018 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.