Казаки во Львове

Эта полумистическая-полудокументальная история началась в те далекие времена, когда Львов был одной из княжеских столиц Украины-Руси, а на месте будущей столицы Мокшании еще квакали жабы…

В один из пасмурных осенних вечеров к городским воротам подошел странник, но в виду позднего часа попасть внутрь не мог – охране строго настрого было запрещено открывать ворота после захода солнца. Начался проливной дождь и один из львовских стражей-десятников сжалился над несчастным – спустил корзину и втащил его в нем под защиту крепостных стен.

Утром разгневанный сотник отдал приказ покарать ослушавшегося подчиненного, но странник вступился за своего добродетеля, пообещав в случае его казни проклять город, а помилования – наложить защитное заклятье. Ослушаться дивного старца сотник не посмел: десятник был помилован, столица Галицко-Волынского княжества обрела защиту высших сил, а странник растворился в вечернем тумане.

Спустя много-много десятилетий в самом начале освободительной войны украинского народа от ляхов (26 сентября 1648 года) к львовским стенам подступили войска Богдана Хмельницкого во главе с Максимом Кривоносом при поддержке крымских татар Тугай-бея.

Но сколько не бились они – взять город не могли, пока в шатре казачьего предводителя в полночь не появилась странная, замотанная в плащ фигура с драгоценной булавой в руке и багровым шрамом через всю шею – то на помощь своим соратникам пришел призрак казненного во 1578-ом гетмана Ивана Подковы, который поведал Максиму городскую легенду и подсказал как обойти то древнее заклятие старца.

Согласно слов призрака ключ к победе лежал на вершине Высокого замка, который мог взять лишь тот, кто вытянет из камня его саблю у подножья горы и напьется ключевой воды из ручья, который забьет на том месте, став всесильным. Да только расплатой за чудо будет скорая смерть смельчака.

Полковник войска Хмельницкого без раздумий согласился на опасное предложение, выполнил все условия контракта и на рассвете казацкие войска взяли неприступную галичскую твердыню, а за ней пал и город. Правда Кривонос действительно через несколько недель скончался при осаде замка в Замостья, и был похоронен вместе с той волшебной саблей Подковы, а в Стрыйском парке до сих пор бьет родник с кристально чистой водой.

И хотя факт падения Львова не вызывает сомнений, в зависимости от субъективного отношения автора его описания диаметрально противоположны – по одной продвигаеммой польскими историками версии после взятия казаками Высокого замка и монастыря кармелитов город был разграблен, особенно страшным была бойня в стенах собора святого Юра, где якобы на мольбы о помощи ответ татар и казаков был один: “Может мы и одной веры, но ваши карманы полны золота”.

Согласно других свидетельств ляховские бенедиктинцы зарубили топором и сбросили в колодец своего монастыря всех украинцев, которые договорились открыть ворота войскам Кривоноса, пригласив к себе на ужин и по одному выводя во двор. Причем резня была столь страшной, что весь двор был залит кровью, а колодец забит телами до верху.

По другой, украинской, версии Богдан Хмельницкий, движимый сентиментальными чувствами, на которые и рассчитывали львовяне выставляя переговорщиком от города его старого учителя Гунцель-Мокрского, не отдал город на растерзание, а, взяв выкуп по итогам переговоров в Лисиничах, двинулся на Замостье.

Где лежит правда по прошествии полтысячелетия сейчас со абсолютной уверенностью не возьмется сказать никто. Она затеряна где-то между легендой и вымыслом. И лишь особо рьяные историки от политики все никак не могут оставить прошлое прошлому, лелея свои безосновательные имперские амбиции, будоражат память тех, кто давно ушел в мир теней. Но колесо истории катится по одному ему ведомому пути и все всегда расставляет на свои места.

01-03-2018 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.