Крамола и амбиции

Первый проект одной из будущих советской “строек века” зародился в недрах романовской империи двуглавого орла с подачи инженера по электрификации железных дорог Генриха Графтио. Его проект гидроэлектростанции на Днепре лег на стол императора Московии Николая II еще в 1905-ом, но никакие экономические выгоды не смогли заставить царя пойти против противления православного духовенства, узревшего в научно-технической идее Графтио (и не только его) крамолу.

Глобальной фактической причиной церковного гнева по этому поводу был технический прогресс, как фактор оттока просвещенной паствы из сферы их влияния, а локальным номинальным – затопление в ходе строительства гидроэлектростанций храмов и погостов, что по их словам было “большим грехом”.

Так амбициозный проект благополучно был похоронен, но не забыт – большевицкий переворот 1917-ого вдохнул в него новую жизнь в пику предшествующему царскому режиму. Но и здесь не обошлось без казусов – вместо рационального (на треть экономичнее строительство, на треть больше мощность объекта, меньшая площадь затопления при прочих равных условий) предложения по сооружению трехплотинной ДнепроГЭС Графтио на высшем уровне было отдано предпочтение одноплотинному проекту его ученика Ивана Александрова.

Грандиозное строительство, которое с помпой было анонсировано на всю страну велось “своими силами” без привлечения заключенных, хотя рабочие здесь практически находились на правах рабов и количество фактических жертв при строительстве платины высотой шестьдесят два метра как всегда в Московии никто не считал – высококачественный бетон люди в любое время года месили ногами без привлечения техники. И при этом турбины были американскими, как и руководитель-консультант строительства – Хью Купер, который за свою работу даже был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Причем деньги на оплату иностранных товаров и услуг строительства были получены советским союзом за счет продажи за рубеж ценных произведений искусства из Эрмитажа и зерна из семейного фонда, что в том числе вызвало искусственно созданный партийной верхушкой во главе со Сталиным голодомор, унесший в своих объятьях жизни миллионов украинцев.

ДнепроГЭС стал главным символом коммунистического режима, но никто так и не называл запредельную стоимость его строительства (двести миллиардов долларов в сопоставимых ценах), что в то время равнялось сумме строительства сотни теплоэлектростанций той же мощности каждая.

Но как всегда величие для восточной московской орды было превыше логики, экономики, фактов и человеческих жизней, лишь бы было чем погордится перед высокоразвитым технически и морально Западом.

14-05-2018 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.