Любовь с третьего этажа

Роскошь львовской Рыночной площади, где каждая из сорока пяти каменица со своим временным отпечатком, своей уникальной судьбой, своим неподражаемым шармом. Люди, времена, нравы меняли их в свою угоду, но каждый из них оставался в их истории навсегда. А что уже говорить о королевской романтике – такого народная уж точно не забывает, в отличии от истории, которая за неимением документальных фактов переводит это в разряд местных легенд.

1634 год. На пышную королевскую процессию въезда вседержителя Речи Посполитой Владислава IV Вазы собралось поглазеть чуть ли не все львовское общество от мала до велика всех сословий и чинов. И из всей этой пестрой толпы его взгляд вырвал миленькое личико, очаровательную улыбку, тонкую фигуру, в трепете застывшую на балконе перед лучами Солнцеликого.

Официальный этикет, пышная встреча и масса любопытных глаз конечно же позволили королю броситься туда, куда рвалось его сердце, но ведь будет еще завтра… заветный балкон на третьем этаже Мазанчевской каменицы, ангел в женском обличи и заветное имя Ядвижка – дочь купца Лушковского. Это была любовь с первого взгляда, девушка пленила его сердце навсегда.

Король забрал свою львовскую избранницу с собой в Варшаву с самыми честными намерениями, но чопорный высший свет не принял ее, а церковь и семья не дали разрешение на брак. Так и осталась она не венчанной супругой в роскошном дворце. А между тем его монарший долг требовал подарить стране законного наследника. Династический брак с Цицилией Ринатой Австрийской не смог оторвать Владислава от душевной привязанности к Ядвижке (словно в доказательство неискренности королевской четы умерли оба их ребенка, а в скором времени и сама Цицилия отошла в мир иной). Прекрасная смешливая львовянка все это время жила в другом замке подальше от сурового и набожного взгляда официальной королевы, часто навещаемая своей сердечной привязанностью.

Еще одной попыткой польского высшего света разорвать эту связь было замужество пани Лушковской с одним из литовских шляхтичей. Но и она канула всуе – обширные охотничьи угодья супруга его возлюбленной и общеизвестная страсть Владислава Вазы к охоте давали официальный повод месяцами гостить в доме четы.

Не изменил ситуацию и второй брак польского короля с Марией Луизой Гонзага де Невер. Ядвишка так и осталась единственной королевой сердца польского короля, не смотря на его и ее браки, на руках которой он скончался в возрасте пятидесяти двух лет. Их головокружительный четырнадцатилетний роман так навсегда и остался в памяти людской, хотя суровые научные мужи твердой рукой записали его в разряд городских легенд. А была ли та любовь на самом деле помнит лишь тот изящный балкончик первого взгляда, под которым местные юноши и сейчас делают признание своим дамам сердца в надежде на повторение чуда.

17-05-2018 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.