Музыка под секретом

В далеком 1891-ом, когда был объявлен всемирный конкурс на строительство нового роскошного здания для одесского храма бога коммерции взамен утратившего актуальность старого небольшого по площади здания биржи на Николаевском, актуального в первой половине XIX столетия, но после сорока лет порто-франко своими скромными размерами и соседством с другими административно-коммерческими организациями не удовлетворявшее амбициям и запросам местного коммерческого люда, никто не догадывался о его дальнейшей интересной судьбе…

Об основательности подхода к будущему строительству говорит не только конкурс проектов, объявленный по всему миру и длившийся фактически пять лет, но и те жесткие требования, которые предъявлялись к техническим характеристикам здания, основной из которых была звукоизоляция на грани фантастики – секретный разговор в этих стенах должен был оставаться секретом даже для людей находившихся в нескольких шагах в этом же помещении.

Самое интересное, что данное условие в проекте дуэта архитекторов Алексея Георгиевича Трамбицкого и Богдана Осиповича Богдановича было соблюдено и успешно реализовано в византийской роскоши архитектурных украшений – такой уникальной акустикой могло похвастаться очень ограниченное число зданий в мире, а тут украинская Одесса. Все коммерческие секреты одесского предпринимательского общества оставались секретами, но недолго.

Красные советы, захватившие власть в городе после вооруженного переворота 1917-ого, не придумали ничего лучше, чем разместить в стенах здания Новой купеческой биржи… городской зал для торжественных мероприятий и резиденции многочисленных организаций молодой страны “рабочих и крестьян”, использовавшийся его для проведения партийных заседаний, творческих вечеров, а с 1925-ого концертов симфонической музыки.

Толи новые партийные бонзы были туги на ухо, толи роскошь интерьеров перевешивала недостатки акустического сопровождения, но последние проводились здесь все чаще, а собрания – все реже, так что в итоге после Второй мировой здание безраздельно приказом партии было передано в распоряжение городской филармонии.

Вот только власть всемогущей коммунистической партии не распространялась на законы физики – стены, призванные хранить секреты, четко выполняли свою функцию – звук не распространялся в зале должным образом. Весь советский период одесские любители классической музыки и сами музыканты не могли наслаждаться увертюрами в полной мере.

Конечно же после падения коммунистического режима городская власть отказалась что-либо менять, так что филармония жила своей жизнью в здании предоставленного ей судьбой. И когда решение о модернизации бывшего здания Новой купеческой биржи перешло в практическую плоскость, современным инженерам-проектировщикам пришлось немало поломать голову, как восстановить ее музыкальную акустику, нивелировав все хитрости дуэта Трамбицкого и Богдановича.

29-09-2018 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.