Обанкротившийся одесский банкир

Рынок – жестокая игра, в которой выигрывают лишь самые сильные и стойкие, а прочие оказываются на задворках коммерческой истории, не смотря на связи, общественное положение и прежние регалии. Тем более что судьба любит преподносить неприятные коммерческие сюрпризы, раз за разом проверяя их силу воли, выдержки и самоконтроля.

Третье поколение известных одесских коммерсантов разбогатевших на банковско-зерновых операциях и имевших представительства в Лондоне и Париже могло бы оказаться более стойким в таких вопросах, но степени доктора юридических наук, членства в Учетном комитете Одесской конторы Государственного банка, полномочного представительства городского купечества и пятидесяти миллионного оборота собственного банка оказалось не достаточно.

Конфиденциальные, переданные с курьером из Петербурга в 1890-ом от председателя департамента государственной экономики, бывшего министра финансов, Александра Абазы, чьим официальным банкиром являлся торговый дом Александра Федоровича Рафаловича, рекомендации о переводе всех наличествующих рублевых активов в золото стали для последнего неожиданностью в свете сильного укрепления отечественной валюты и рекордного урожая зерновых.

Однако не доверять старому и надежному партнеру оснований у Рафаловича не было и он перевел все активы своего банка в рекомендованный драгоценный металл, хоть сведений из столицы империи после этого больше не поступало, а курс рубля тем временем продолжал свой рост, что стоило торговому дому “Федор Рафалович и Кº” от семидесяти до ста тысяч потерь в день.

Первоначальное беспокойство Александра Федоровича переросло в подозрения на счет желания Абазы обанкротить его и в конце концов панику. Порог выхода из сделки без потерь давно был пройден, и все же нервы у банкира сдали – он совершает обратную сделку (золото переведено обратно в рубли).

Ее завершение совпадает с началом денежной реформы, в ходе которой курс бумажного рубля рухнул, правительство было вынуждено ввести золотой рубль, а цена золота взлетела до небес. Новый 1891-ый один из столпов одесского коммерческого мира встретил с убытками в полтора миллиона золотых рублей и полным прекращением всех выплат по обязательствам. Город был потрясен.

В тяжелой ситуации Рафалович шантажом вынудил Абазу в обход закона создать синдикат банков-доноров для предоставления кредита в 1,7 миллиона рублей под четыре процента годовых с первым траншем в 120 тысяч 8 апреля 1981 года. Однако после проверки выяснилось, что финансовое положение торгового дома гораздо хуже объявленного, что привело к его официальной ликвидации указом Александра III от 14 июня того же года.

Обанкротившийся одесский банкир нашел себя в столичном представительстве французского Анонимного общества механического, чугунолитейного и котельного заводов (Лион), после восемнадцатилетнего пребывания на посту доверенного лица которого вернулся в Одессу, поселившись в доходном доме Ираклиди, где он доживал свои последние четыре года.

08-12-2018 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.