Оскар в конце долгого пути

Счастливая от рождения судьба – старшая дочь в семье текстильного миллионера Жмудского, природный дар вышивальщицы, факультет права в Харьковском университете, брак с сыном богатого харьковского предпринимателя, рождение дочери … Варвара Каринская.

Но жизнь любит проверять на прочность каждого, вынося человеку свой безжалостный вердикт – смерть мужа через несколько месяцев после ее родов (и это в двадцать два), морально изнурительный судебный процесс со старшим братом за опеку над его сыном, который кстати она выиграла два года спустя. В качестве награды или как наказание был послан ей небесами звезда харьковской юриспруденции Николай Каринский, с которым Варвара перебралась в Москву, где открыла собственный салон для театрально-балетной богемы.

А потом была февральская революция 1917-ого, который свел ее мужа на верхушку власти (должность главы Апелляционного суда столичного округа) и большевистский переворот, который в итоге лишил всего – Каринский эмигрировал, обычная роскошная жизнь исчезла в водовороте власти люмпена. Она с детьми (племянника Владимира воспитывала как родного сына) осталась в Москве, заочно разведясь.

Второй шанс мастерица получила с новым браком с Владимиром Мамонтовым и приходом НЭПа, каждый день снова открывая свой салон (не без поддержки новых чиновников от народа) для творческой интеллигенции в пять вечера, а для жизни – ателье модельной одежды и шляпок, антикварную лавку и школу вышивания. Точкой конца любви к советской власти для Варвары Каринской стала национализация красными ее вышивальной мастерской для приспособления для изготовления кумачовых флагов (вместо получила должность инспектора изящных искусств). Понимание утопичности нового политического строя и возможности скорого ареста, как представителей буржуазного класса, подтолкнуло женщину к поискам путей выезда семьи за границу.

Возможность представилась в 1924-ом с посредничеством давнего друга отца, Анатолия Луначарского, тогдашним был министром образования, когда в качестве жеста “доброй воли” была организована передвижная выставка работ учеников Каринской для демонстрации достижений молодой советской республики за границей. Первым в Германию выезжает к своим двоюродным братьям Мамонтов, а через несколько недель на поезд в Берлин садится и Варвара с детьми.

Тяжелые поля шляпе дочери Ирины все время заслоняют ее заплаканное лицо от столичной публики, пришедшей на железнодорожный вокзал проводить мастерицу в заграничный вояж, а сын Владимир двумя руками едва поднял на ступеньки вагона тяжелый чемодан с советской литературой и агитационными листовками. Лишь позже они признались, что в шляпе были зашиты бриллианты, а страницы книг переложены купленными на черном рынке долларами. К тому же все рамочки под стеклом с работами учениц имели второе дно, которое скрывало вышитые шедевры мастериц прошлого для царского дома.

После берлинского единения семьи будут Брюссель, где в эмиграции жил отец Варвары с несколькими своими детьми, а затем – Париж. Два года роскошной жизни, и все вывезены сокровища растворились в утренней дымке престижного квартала столицы мод. Мадам Каринская отчаянно ищет любой заработок шитьем и вышиванием. Знаковым заказом для нее становится вышитый халат для съемок картины “The loves of Casanova”, после чего заказ начали поступать в геометрической прогрессии. Ирина и Владимир во всем помогали матери.

Затем будут костюмы для премьеры труппы “Ballet Russe de Monte Carlo» и широкая известность бывшей харьковчанки как лучшего исполнителя костюмов для театра и балета. За десять лет парижской карьеры она успела поработать с Берарди, Бланшиним, Болтусом, Вертесом, Дереном, Жуветом, Кассандре, Кокто, Миро, Судейкином…

Переезд в Лондон Варвары и Владимира (дочь осталась в Париже) и кратковременная сотрудничество с Hayward Court Dressmaker стало первой ступенькой покорения богатого английского театрального Олимпа. Быстро мать и приемный племянник отвоевали себе место под редким английским солнцем и взяли в аренду дом сэра Джошуа Рейнольдса, на нижних этажах которого располагались мастерские, а верхний – оставили для своего жилья. В английский период мастера шьют для Шекспировских спектаклей, балетов, музыкальных ревю, экспериментируя с новыми материалами и тканями.

Вторая мировая положила конец английском процветанию Каринских, пути приемного сына и матери разошлись – он отправился французским добровольцем на фронт, она – за океан в Америку. Работа с Дали обеспечили мастерице знакомство с испанским консулом, через которого удалось эвакуировать Владимира с горящей в военном очаге Европы. После службы в американской армии он взял себе имя Лоуренс Влади.

По договоренности Барбара, как ее называли в Соединенных Штатах, работала в Голливуде, а Лоуренс навсегда поселился в Нью-Йорке. Костюмы для ледовых шоу, музыкальных спектаклей, классического театра, оперы, кинолент и балета, которые создавала бывшая харьковчанка стали неотъемлемой частью американского шоубизнеса, а официальным признанием – Оскар за аутентичные костюмы к фильму “Жанна д’Арк” (1948) и номинация на эту престижную премию за фильм-балет “Ганс Кристиан Андерсон” (1952).

03-11-2019 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.