Злой гений семьи Чумичевых

Ему деловая хватка досталась по наследству от отца-купца, занимавшего пост Белгородского бургомистра. Именно благодаря врожденному дару и участку на берегу Северского Донца Николай Чумичев оказался среди местных предпринимателей первопроходцем шерстомойного дела, что обеспечило ему статус самого богатого человека в округе и огромные барыши.

Но большие деньги – это не только огромное счастье, но и предмет постоянных треволнений, зависти и алчности окружающих. Черным гением, крыло которого в конце концов навсегда закрыл его глаза и остановил его сердца был тот, кого он взрастил в своем доме в любви и неге, плоть от плоти, кровь от крови – собственное дитя.

А началось все со свадьбы младшей дочери, Марии Чумичевой, с перспективным калужским купцом 2-й гильдии Николаем Дмитриевичем Подкованцевым в 1837-ом, которому тесть всецело доверял и поставил управляющим своего бизнеса. Почувствовавшей всю свободу взрослой жизни Марии это оказалось мало, поэтому она требовала у отца собственный капитал.

В том же году семейные разногласия усугубились из-за переписанных Николаем Чумичевым на старшую дочь Анну (в замужестве Слатину) салотопенного и водочного заводов, а так же той самой первой шерстомойки, которая к середине XIX столетия будет давать двадцать тысяч пудов шести (70% высококачественной).

После смерти супруга Мария в 1858-ом переходит от словесных угроз и шантажа к практическому судопроизводству против отца, подав к нему свой первый иск. Для защиты своего капитала в будущем от ненасытных амбиций младшей дочери купец 1-ой гильдии составляет завещание в пользу своего правнука Федора Добрынина и его же назначает распорядителем при разделе второй части имущества между четырьмя дочерями, а через два года появляется приписка о харьковском доме в Горяинском переулке для Марии при отказе от судебных притязаний настоящих и будущих к челнам семьи.

Но не тут то было – в 1868-ом “доченька” обрадовала отца новым иском на сумму вдвое превышавшую его совокупный капитал с помощью подложного долгового письма, составленного на чистом бланке за подписью Николая Чумичева, который остался в бумагах ее покойного мужа. Иск на шестьсот тысяч фактически убил купца первой гильдии – через три месяца 9 января 1869 года его не стало.

Битву за имущество семьи Чумичечевых против Марии Подкованцевой продолжает главный наследник Николая, правнук Федор Добрынин, по заявлению которого на злого гения семьи завели уголовное дело о подлоге, но суд присяжных не только оправдал “несчастную”, разыгравшую целый спектакль на суде, но и признал переводное письмо действительным. Тогда же деятельная вдовушка оспорила и условие завещания отца на счет харьковского дома.

Первая проигранная апелляция в судебной палате, и имущество Федора Добрынина, включая строящийся особняк на Сумской в Харькове, было выставлено на продажу. После десятилетий тяжб в 1876-ом наконец решением Правительствующего Сената все предыдущие судебные постановления были аннулированы и дело закрыто в пользу семьи Чумичевых-Добрыниных.

Но злой гений семьи не совсем проиграл – второй после отца главный оппонент Федор скончался через год изможденный ее “вниманием”, а сама мадам Подкованцева проживет еще десять лет и окончит свои дни на роскошном берегу Лазурного берега Ниццы в неге.

31-12-2017 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.