Рыбы-иконы

Дивны временами человеческие представления о прекрасном, и нетрадиционное изображение в искусстве – порождение вовсе не прогрессивного ХХ века. Тем более, что для осмысления вещей у тебя длинная дорога через бескрайние просторы украинских степей и бесконечный Млечный Путь над головой с их вдохновением под размеренный скрип колес и плавное покачивание нагруженного воза с волами в упряжке.

Они жили как кочевники, путь от приисков украинского белого золота в Крымское ханство был ох как не близок по пустынной местности, где гуляли только вольный ветер и злой люд. Сохранить свою жизнь и ценный груз от жадных до легкой наживы разбойников было не легко. Надеяться чумаки могли только на свою силу, преданное плечо товарища и покровительство небес. Хан даже ввел в 1540-ом охрану для украинских торговых караванов и возмещение убытков, вызванных грабежами на своей земле (все расходы покрывал последующая перепродажа товара и пошлины), но потерянную жизнь не компенсируешь.

Видимо поэтому в обозах царила строгая иерархия и порядок с неукоснительным соблюдением правил поведения: до сорока телег в валке (запасов воды обычного степного колодца хватало для такого каравана), сменные часовые и пастухи, запрет на пьянство и игру на имущество или деньги. Из развлечений оставались музицирования на свирели, пение, резьба по дереву, игра в шашки и рисование.

Именно следы последнего, уникальные по своему исполнению и материалу, и сейчас поражают нетрадиционностью мышления украинских чумаков – в мире сохранялось три известные иконы на сушеной камбале, хотя их описаний гораздо больше (прочие артефакты исчезла в водовороте двух мировых войн ХХ века и советского атеизма). Как считают историки, рыбный материал для религиозного изображения был выбран не случайно – во-первых сам Христос был рыбаком, а во-вторых вяленая рыба в крайнем случае могла сгодиться в качестве пищи.

Эти рыбы-иконы привязывали к телеге как своеобразный оберег и молитва на счастливую дорогу (аналог икон на торпедах современных автомобилей). Они сопровождала своих владельцев в течение всего чумацкого сезона (с апреля по октябрь-ноябрь), а затем, в случае счастливого возвращения хозяина домой с большими доходами и целыми волами, их передавали в местную церковь как святую реликвию для завищити дома Божий в родном селе.

Сейчас забытую технику (данные сохранились благодаря полтавском этнографу конца XIX – начала ХХ века Ивану Зарецкому) рисование на камбале активно возрождают к жизни мастера Херсонщины, и популяризация чумацкого сакрального искусства со временем приобретает все белее своих сторонников.

20-12-2019 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.