Работа - жизнь

Он попал в Мелитополь практически сразу после окончания Московской лесной академии, в жаркую летними месяцами и продуваемую всеми ветрами студеными зимами Приазовскую степь, где веками гулял лишь беспризорный ковыль да орды кочевников. По правде, конечно, нужно сказать, что за тридцать лет с момента основание в 1845-ом творение Корниса превратилось в сорокогектарное зеленое чудо – лес там, где отродясь не задерживалась ни одно дерево. Так что молодой талант Павла Михайловича Сивицького принял в свое владение в 1874-ом не голую пустошь.

Однако тяжелые последствия для Московской империи Крымской войны 1853 – 1856 годов давали о себе знать – тотальная нехватка средств для найма работников и покупки средств труда да природные сюрпризы от периодических паводков реки Молочной до летних приазовских засух сделали свое черное дело – часть ранее высаженной Бердянской образцовой лесной плантации погибло.

И после прихода Сивицкого на должность главного лесника ситуация с финансами не изменилась, но его упорством и стараниями на практике проверялись исследования Докучаева и Костичева о приживаемости древесных пород в засушливом климате в том числе с использованием собственного посевного материала, совершенствовались орудия труда, что делало их востребованными по всей стране, выводились новые засухоустойчивые сорта деревьев и кустарников, спрос на которые всегда превышал предложение, взращивались молодые кадры (одним из них был будущий академик и соавтор Великоанадольского леса Георгий Николаевич Высоцкий).

А в результате сорок лет своей жизни Павел Михайлович положил на развитие Старобердянского образцового степного лесничества, увеличив его площадь до тысячи гектар (в том числе два пруда, дубовая роща, лес, сад, бахча, табачная плантация, виноградник, пасека, шелковичный участок для разведения шелкопряда), получив множество премий и медалей за свой труд, в том числе бронзовую именную Всемирной выставки в Париже, белую тройку лошадей от губернатора и генеральский чин.

Но вооруженный люмпен в 1917-ом повелся на популистские сказки о всеобщем равенстве, которое почему-то начиналось в том числе с уничтожения всех достижений прежней власти, одним из ярких представителей которого было лесничество Сивицкого – грабеж, вырубка, поджоги. Он душой болел за свое детище и обращался к каждой новоявленной “власти” о заступничестве от озверевшей толпы, но тщетно.

Четыре года бесплодной борьбы со слезами на глазах от созерцания гибнущего дитя всей его жизни, и отставка 1920-ого с окончательным переездом в свой мелитопольский особняк. А через год выдающегося украинского лесовода не стало, ведь работа и была его жизнью. Похоронен Сивицкий был на католическом кладбище Мелитополя, но красные даже после смерти не оставили его в покое – кладбище было уничтожено.

17-05-2019 Виктория Шовчко

Обсудить статью в сообществе

Комментирование этой статьи закрыто.