“Архитектура — тоже летопись мира: она говорит тогда, когда уже молчат и песни, и предания.”

Н.В. Гоголь

“Прошлое – родина души человека. Иногда нами овладевает тоска по чувствам, которые мы некогда испытывали. Даже тоска по былой скорби.”

Генрих Гейне



Синагога в Ровно

Последний оплот веры тех, кто некогда был основной составляющей ровненского общества, накладывая свой неповторимый отпечаток на его историю.

Маленький храм большой общины растворившейся в призрачной дымке Второй мировой войны по воле двух тиранов, как горькое напоминание о бесчисленных жертвах жестоких амбиций и безоглядной жажды власти.

Читать далее »


Жертва пасхальных страстей

Могущественный и богатейший род ярых поборников православной церкви, которым обязано своим существованием бесчисленное количество часовен, храмов и монастырей волынской земли как единственное спасение и утешение среди жестокости и несправедливости этого мира с его бесконечными войнами и страданиями. Князья Острожские.

Чем прогневили они небеса, что Всевышний пресек их род по мужской линии и отдал власть в руки изменившей вере предков Анне (в католичестве Алоиза) Ходкевич — неизвестно. Позиции православия на подконтрольных Острожским землях после этого мгновенно пошатнулись — в борьбу за умы и сердца при поддержке властьимущих вступили многочисленные римские ордена, среди которых иезуиты играли доминирующую роль. Греческая вера вышла из моды и стала религией черни. И хотя постепенно страсти накалялись, конфликт все же не выходил из экономико-политической плоскости.

Апогей случился в светлый праздник Христова Воскресенья, когда природа и люди в редком единении дарили улыбку этому миру, радуясь великому чуду. Весь православный люд Острога и округи запрудил все подступы к своей главной святыне – Богоявленскому собору: и замковое подворье, и деревянный мост, и площадь перед ним, разложив на белоснежных вышитых рушниках любовно приготовленные для освящения пасхальные куличи и писанки. Тихо переговариваясь все ждали выхода епископа.

И надо было случиться так, что именно в это время на богослужение в иезуитский костел собралась и городская правительница. Вот только из-за заполонившей все пространство толпы выехать из своей резиденции она не могла. Не долго думая своевольная Анна направила своего коня пряма на разложенные оземь пасхальные яства.

Реакция толпы не заставила себя долго ждать: рокот пронесся по ошеломленным таким святотатством и жестокостью рядам, и все смелее, не смотря на хищно щерящиеся пики княжей стражи, зазвучал гнев толпы. Народ использовала то оружие, которое было под рукой – в пышный кортеж Анны в мгновение ока полетели сотни разноцветных сваренных в крутую яиц, которые оставили ощутимый след на изнеженных телах местной знати. Говорят, сама княгиня не укрылась от карающей народной мести и заработала дисгармонирующее с ее величием украшение под глазом.

Виновником в том страшном позоре был назначен православный замковый собор Богоявления: для устрашения толпы из столицы біл вызван королевский трибунал, приговоривший многих мещан к казни за оскорбление своей госпожи, а та их милостиво облагодетельствовала помиловав, но храм в отместку все же закрыла. К тому же с подачи Алоизы иезуиты еще и наложили на его стены и того, кто осмелится возобновить службы анафему.

Так и существовала два столетия всеми покинутая святыня в самом сердце магнатской резиденции потихоньку умирая, и слезы дождя катились из глаз мраморных ангелов его надгробий, но не смягчились сердца острожских правителей. Так что к концу XIX столетия земное существование собора прервалось, чтобы перевоплотится в другом образе.

Легенды иль быль, запутавшиеся в паутине времени, вряд ли претендуют на абсолютную достоверность, но их притягательная тайна под романтичной личиной до сих пор заставляют от соприкосновения с храмом чаще биться трепетные сердца от соприкосновения с тайной.

Облако тегов