“Архитектура — тоже летопись мира: она говорит тогда, когда уже молчат и песни, и предания.”

Н.В. Гоголь

“Прошлое – родина души человека. Иногда нами овладевает тоска по чувствам, которые мы некогда испытывали. Даже тоска по былой скорби.”

Генрих Гейне



Дворец Ганских в Верховне

Величественная классика во всей красоте изысканности и простоте основных линий, рождающая историю архитектуры.

Целая эпоха французской литературы и маленькое житомирское село в симбиозе породившие овеянное легендами и нераскрытыми тайнами маленькое чудо украинской земли.

Читать далее »


Миг между прошлым и будущим

Одинокий силуэт всадника словно зыбкий призрак серой дымкой проступает сквозь снежную пелену метели. Он несется во весь опор, оставляя позади километры дороги, утраченное счастье, прежнюю жизнь… летит на крыльях страха в неизвестность, где есть только родные души и чужая земля… бежит, чтобы уже никогда не вернуться назад в детскую сказку со счастливым концом.

Снежный вальс кружит и кружит в своих объятиях слившихся во едино человека и коня, стирая грань между прошлым и будущим. Кажется, что лишь вчера теплые отцовские руки подбрасывали ее к небесам и звонкий мамин смех гулко раскатывался по бесчисленным комнатам их дворца, а сейчас в целом свете есть только холод, бескрайняя степь и единственное преданное существо под седлом.

В памяти один за одним, словно прощаясь с прошлым, вспыхивают счастливые моменты: она в подвенечном платье с гулко стучащим сердцем идет под руку со своим красавцев-суженым к алтарю, прекрасное имение с роскошным дворцом на берегу запруды, чудо рождения первенца, первые принятые роды, радости маленьких домашних хлопот, блеск великосветских балов…

И слезы от смеха или страха застит глаза при воспоминаний как ее кузен на грозный отклик предполагаемого тестя: “не будет моего благословения, пока земля не побелеет” засыпал весь подъезд к неприветливому дому избранницы сахаром, а на утро сани сватов уже увозили с собой по белоснежному сладкому “снегу” хмурое отцовское дозволение на брак с Иваном…

Снова весь трагизм и ужас момента всей своей остротой встает перед ее мысленным взором: кто бы мог подумать, что ей — представительнице богатейшего в Украине магнатского рода с европейской славой сахарозаводчиков Терещенко придется притворившись служанкой бежать в ночь в одном платье, бросив все на растерзание опьяненных вседозволенностью представителей новой красной от крови власти, которые вломились в ее дом с винтовками наперевес в поисках ненавистной буржуазии и несметных сокровищ, а нашли лишь одну скромно одетую женщину.

Прошлое и будущее, конь и беглянка, легенда и быль все сплелось в той страшной зимней вьюге 1918-го, когда Наталья Терещенко-Уварова навсегда прощалась с родной Украиной. А где-то там на далеком горизонте уже занималась заря ее новой французской жизни, где будут развод, новый брак и долгие годы ностальгии об утраченном мире-сказке, где она была принцессой.

Облако тегов